Экономический рост в произведениях представителей классической школы

Изучим понимание экономического роста в произведениях представителей классической школы.

А. Смит связывал рост богатства того или иного народа с улучшением отдачи от факторов производства (земли, труда и капитала), что выражается в росте производительности труда и увеличении размеров функционирующего капитала.

Большое значение также придается росту населения, увеличению доли работников в сфере материального производства, инвестициям и географическим открытиям, способствующим экстенсивному росту.

Смит полагал, что рост населения эндогенен и зависит от имеющихся средств к существованию. Инвестиции также признавались эндогенными и зависели от трудолюбия и сбережений капиталистов, причем под сбережениями понимались суммы запасов, используемых не для личного потребления, а на производственные цели. Рост отдачи от земли связывался в большей мере с географическими открытиями и технологическими улучшениями плодородия существующих земель.

В качестве основных движущих сил увеличения производительности труда по Смиту были разделение труда и усовершенствование техники.

Разделение труда Смит связывал с естественной склонностью людей к обмену, а следствием разделения труда является увеличение производительности за счет трех факторов:

– увеличение ловкости, мастерства работника;

– сокращение времени перехода от одного производственного процесса к другому;

– возможность применения машин, поскольку узкая специализация заставляет работать эффект масштаба.

Крайне пессимистичными оказались взгляды на экономический рост Томаса Мальтуса, описывающего рост населения и рост производства. С точки зрения Мальтуса, в случае сохранения прежних пропорций между темпами роста населения и средств существования, когда население растет в геометрической прогрессии, а средства существования – в арифметической, земле грозит скорое истощение и, следовательно, ожесточение борьбы за ограниченные ресурсы, рост войн, эпидемий, голод, массовые болезни и т. д.

В качестве выхода из этой проблемы Мальтус предлагал сдерживать рост населения путем «призыва к благоразумию» прежде всего наиболее бедных слоев населения и рождения детей лишь при условии обеспечения их средствами существования для достойной жизни.

Несмотря на то, что расчеты Мальтуса были не совсем корректны (он распространял данные о росте населения в США на общемировую тенденцию, не учитывая очевидный факт значительной миграции туда населения из Европы, также не смог предугадать степень развития НТП в сфере сельского хозяйства), вместе с тем его идею об убывающей отдаче факторов производства активно использовали в XX веке в рамках теории эндогенизации роста населения.

Давид Рикардо, другой яркий представитель классической школы, развил идею Мальтуса об убывающем плодородии почвы, введя ограничение экономического роста, с одной стороны, за счет снижения прибыли капиталистов из-за удорожания земли, а с другой стороны, за счет роста цен на сельскохозяйственную продукцию, а соответственно, необходимой более высокой номинальной заработной платы для рабочих.

Но при этом Рикардо утверждал, что даже в этом случае рост можно контролировать за счет технологических усовершенствований оборудования и специализации торговли, однако он тоже подразумевал исключительно стабильное состояние.

Наиболее радикально пересмотрел классическую теорию экономического роста Карл Маркс. Он ввел несколько ограничений.

Во-первых, по его мнению, заработная плата определялась сделкой между капиталистами и рабочими – процессом, который был не в пользу последних прежде всего за счет существования «резервной армии труда».

Во-вторых, Маркс рассматривал прибыль и «сырьевой инстинкт» как определяющие факторы сбережений и накопления капитала, но при этом, в отличие от Смита, Маркс говорил, что уменьшение коэффициента прибыли не приводит к стабильному состоянию, а является стимулом для капиталистов еще больше сокращать заработную плату рабочим и увеличивать безработицу.

Интересны были и идеи Маркса, содержащиеся в черновом варианте рукописи «Капитала». Он обратил внимание, что вследствие роста капиталовооруженности труда (органического строения капитала по Марксу) возникает тенденция к вытеснению непосредственного человеческого труда из производства.

Вместо физического труда все большее значение отводится труду научному, рост производства связывается с совершенствованием технологии.

Кроме того, поскольку издержки имитации технологии и распространения знаний ниже, чем издержки на их создание, то очевидно, что данные составляющие прогресса, способствуя росту производства, отнюдь не ведут к укреплению частной собственности, поскольку знания становятся общественным благом. Это обстоятельство, а также то, что в связи с сокращением участия непосредственного труда в процессе производства снижается возможность его эксплуатации, с точки зрения Маркса, разрушают основы капитализма.

Заслуга Джона Стюарта Милля заключается в систематизации классической школы, он во многом подвел черту под предыдущими исследованиями в рамках «классики». В частности, он завершил классическую теорию экономической динамики, рассматривающей долговременную тенденцию развития экономики.

В основе этой концепции лежит идея о непрерывном накоплении капитала. К чему же в конце концов, по мнению представителей классической школы, должен привести продолжающийся рост капитала в сочетании с возрастанием численности населения?

Увеличение капитала ведет к росту спроса на труд, что при стабильной численности населения обусловливает повышение реальной зарплаты, которое стимулирует в долгосрочном периоде рост населения. Если накопление капитала идет быстрее, чем увеличение численности рабочей силы, то оба этих процесса могут в принципе продолжаться до бесконечности, если бы не одно обстоятельство.

Рост количества работников означает одновременно увеличение числа «ртов», т. е. возрастание спроса на потребительские блага и прежде всего продукты питания. Последние производятся в сельском хозяйстве, которое, как нам известно, при прочих равных условиях характеризуется убывающей отдачей от масштабов. Каждая новая единица пищи достается ценою все больших усилий.

Следовательно, издержки производства, а значит, и меновая стоимость продуктов питания растут. Это приводит к росту расходов на рабочую силу, так как стоимость труда каждого работника становится все больше – чтобы купить прежнее количество сельскохозяйственных благ, необходимо продать большее количество промышленных товаров.

В то же время производительность труда работников вторичного сектора остается прежней: работник производит столько же, сколько и раньше, зато предпринимателю это обходится в большую сумму. Как следствие, норма прибыли понижается. Это и есть долговременная (вековая) тенденция экономического развития.

Указанная тенденция характеризуется падением нормы прибыли, что уменьшает стимулы к инвестированию капитала. И хотя со временем запросы капиталистов в отношении нормы прибыли убывают, а в условиях значительной массы прибыли она достаточна для серьезных инвестиционных расходов, можно предположить, что существует какая-то наименьшая норма прибыли, которая остановит рано или поздно процесс накопления капитала.

Вместе с накоплением капитала прекратится и дальнейший рост населения, ибо остановится рост реальной зарплаты. Люди не склонны будут жертвовать своим благосостоянием в угоду половым инстинктам. Это приведет к падению рождаемости, совокупные величины экономического роста сойдут на нет, и наступит состояние застоя.

Не стоит, однако, слишком пессимистично воспринимать подобную перспективу. Она необязательно означает ухудшение условий жизни людей. Скорее это стабилизация уровня жизни и уменьшение давления на природу со стороны человечества.

Конечно, есть ряд обстоятельств, противодействующих падению нормы прибыли:

– технический прогресс в первичном секторе, приводящий за счет повышения производительности труда к удешевлению сельскохозяйственной продукции;

– импорт более дешевых продуктов питания из-за границы;

– экспорт лишнего капитала за границу.

В целом выход из этой мрачной ситуации не удается найти в трудах представителей классической школы. В рамках начального этапа развития неоклассики также сложно найти реальный механизм экономического роста, снимающий проблему сокращающейся предельной производительности капитала и падения стимулов к инвестированию.

Искать на сайте

Забавное фото

1302011989_00.jpeg
Яндекс.Метрика