Оптимальный уровень государственных расходов и экономический рост

Изучим проблему определения оптимального уровня государственных расходов для стимулирования экономического роста

Тенденция к сокращению государственных расходов в России идеологически основывалась на подходе последователей классической школы. Они считали одним из главных отрицательных последствий вмешательства государства в экономику осуществление им широких внутренних и внешних заимствований и чрезмерную величину государственного долга.

По их мнению, рост государственного долга неизбежно влечет за собой инвестиционный кризис, проявляющийся следующим образом.

Во-первых, осуществляя заимствования на внутреннем рынке, государство лишает частный сектор ресурсов, которые могли быть использованы в качестве производственных инвестиций. Заимствования приводят к росту процентных ставок в смежных секторах рынка, что делает кредиты слишком дорогими для заемщиков, сводя на нет возможность инвестирования банковского капитала в реальный сектор (срабатывает так называемый эффект вытеснения государственными расходами частных инвестиций).

Во-вторых, обслуживание внешнего долга ведет к чистым вычетам из национальных финансовых ресурсов. Так, в частности, приводятся данные, согласно которым в 1992-1995 гг. фактические расходы по обслуживанию и погашению внешнего долга постоянно возрастали – с 1,3 до 6,7 млрд дол. Причем более ускоряющимися темпами по сравнению с динамикой ВВП происходил темп спада капиталовложений. Так, в 1993 году темпы спада капитальных вложений превосходили темпы спада ВВП в 1,4 раза, в 1994 году – в 1,9 раза, в 1995-1996 гг. – в 2,8-3,2 раза.

С их точки зрения, исходя из этих данных, вывод о негативном влиянии государственного долга на макроэкономическую динамику представляется очевидным.

Сторонники классической школы для оценки степени воздействия государства на экономику предлагают сравнить, с одной стороны, размеры государства, выражающиеся в объеме контролируемых им финансовых ресурсов, а с другой стороны, изменение экономической эффективности в зависимости от размеров государства.

Таким образом, с их точки зрения, выгода или ущерб от деятельности государства является функцией от двух переменных: объема контролируемых государством ресурсов и степени эффективности их использования.

Характер воздействия государственной деятельности на эффективность национальной экономики можно оценить косвенным образом – по масштабам роста (сокращения) национального продукта в результате изменения государственных расходов.

На их взгляд, выделяется три направления воздействия государства на экономику.

Во-первых, устанавливая законы, правила и т. д., выступая в качестве регулятора поведения хозяйствующих субъектов, государство воздействует на движение частных финансовых ресурсов. В этом случае результатом государственного регулирования будет разница между суммарными доходами и расходами частного сектора, вынужденного соответствовать требованиям, устанавливаемым государством.

Во-вторых, часть ресурсов, изымаемых государством из частного сектора с помощью налогов и займов, государство вновь возвращает в негосударственный сектор, перераспределяя ресурсы. В этом случае доход (ущерб) от такого перераспределения заключается в изменении эффективности использования ресурсов по сравнению с возможной эффективностью их использования без его вмешательства. Объем перераспределяемых ресурсов равняется суммарной величине государственных трансфертов и инвестиций.

В-третьих, часть изымаемых из частного сектора ресурсов государство использует на свое содержание и производство общественных благ – услуг в области национальной безопасности, образования, внешней политики и т. п.

В этом случае экономический ущерб от деятельности государства будет эквивалентен сумме дополнительного государственного потребления сверх уровня, необходимого для производства общественных благ и дополнительных трансакционных издержек, которые частный сектор вынужден нести в силу отсутствия производства либо низкого качества произведенных государством общественных благ.

Указанные выше расходы на государственное потребление, обслуживание и погашение государственного долга, а также трансакционные издержки частных компаний, компенсирующие неэффективность исполнения государством своих функций, являются прямым вычетом из общественного благосостояния.

Для проверки воздействия государственной нагрузки на эффективность экономики сравниваются величины дефицита государственного бюджета и государственных расходов с темпами прироста ВВП.

Значительные размеры дефицита и государственных расходов в 1992 году сопровождались самым глубоким спадом производства. Резкое сокращение масштабов государственной деятельности в 1995 году привело к значительному уменьшению спада производства. В 1996 году возросли и дефицит, и государственные расходы, что привело к увеличению темпов снижения ВВП.

Таким образом, сторонники классической школы делают вывод о наличии отрицательной обратной связи между величиной государственных расходов и темпами роста производства.

В качестве инструментов при осуществлении стратегии роста экономики ими называется значительное сокращение государственных расходов, прежде всего, на социальные нужды, государственное управление, дальнейшая приватизация большинства государственных предприятий, проведение военной, аграрной, коммунальной реформ.

Однако ряд отечественных экономистов, в частности Л. Фридман, М. Видясов, В. Мельянцев, а также Е. Гурвич, придерживаются несколько иной точки зрения. Так, ими оспаривается утверждение о существовании прочной отрицательной связи показателей доли госрасходов и динамики ВВП. Также, на их взгляд, нет оснований считать, что увеличение в развитых странах доли государственных расходов до 37-45 % ВВП само по себе обусловило (даже при увеличении налоговой нагрузки) существенное торможение экономического роста.

Вместе с тем ими отмечается, что существенное превышение величины доли государственных расходов в ВВП показателя 55-65 % (что наблюдалось, в частности, в Швеции, Исландии) могло негативно отразиться на динамике ВВП в связи с действием эффекта вытеснения.

В каждой стране существует свой подход к вопросу оптимального уровня величины государственных расходов в ВВП: в США и Японии ниже, в Европе выше, поэтому нельзя, на взгляд авторов, делать однозначный вывод об оптимальном для данной экономической системы уровне доли государственных расходов в ВВП. Ведь полученные таким образом содержательные и высокоинформативные результаты при упрощенном подходе к их интерпретации могут неправомерно получить статус нормативных и даже директивных.

Также нельзя говорить о том, что государственные расходы являются безусловным тормозом экономического роста.

Государственные расходы на эффективное управление и поддержание социальной инфраструктуры способствуют созданию атмосферы рациональных ожиданий и снижению трансакционных издержек у производителей и потребителей. Они положительно влияют на экономическое развитие по нескольким направлениям.

Во-первых, расходы на образование и здравоохранение повышают эффективность экономики за счет улучшения качества человеческого капитала.

Во-вторых, государственные капиталовложения, наряду с частными, вносят важный вклад в экономическое развитие. При этом наиболее эффективными признаются те капиталовложения, которые не заменяют, а дополняют частные. Это относится в первую очередь к инвестициям в производственную инфраструктуру общего пользования (прежде всего транспорт и связь), где рынок не обеспечивает достаточного количества вложений, устраняя несовершенство рынка, его «провалы».

Наконец, расходы на обеспечение законности и общественного порядка защищают права собственности и тем самым служат необходимым и важным условием функционирования рыночной экономики.

Ряд моделей эндогенного роста, в частности Бэрроу и Сала-и-Мартин, а также Ребело приходят к выводу, что зависимость темпов экономического роста от государственных расходов имеет вид «горба»: излишне большие расходы требуют чрезмерно высоких налогов, которые угнетающе действуют на рост.

Однако слишком сильное сокращение государственных расходов приводит к тому, что ряд необходимых функций государства не выполняется, что снижает темпы роста. Таким образом, равно вредны как чрезмерно высокие, так и чрезмерно низкие налоги, детерминирующие соответствующую величину государственных расходов.

Таким образом, эмпирическое измерение влияния уровня государственных расходов на экономический рост дает противоречивые результаты. В одних работах для государственного потребления получается отрицательная связь с экономическим ростом, в других такая связь отсутствует, а отдельные авторы находят даже положительную связь. Вместе с тем практически во всех исследованиях обнаруживается сильное положительное влияние на рост государственных инвестиций в ключевые отрасли экономики.

Некоторые авторы, в частности Истерли и Ребело, сообщают также о значительном влиянии государственных инвестиций на частные.

Базирование стратегии экономического роста на резком сокращении государственных расходов противоречит общемировой тенденции опережающего роста доли государственного потребления в ВВП по сравнению с ростом ВВП, известной как закон Вагнера. В особенности растут государственные расходы на здравоохранение и образование.

Сокращение государственных расходов целесообразно только тогда, когда их уровень завышен по сравнению с оптимальным уровнем. Однако вовсе не очевидно, что такая ситуация имеет место в России.

Так, С. Гомулка считает, что благоприятная для инвестиций и роста макроэкономическая среда включает, наряду с другими условиями, поддержание расходов бюджета в диапазоне от 30 до 40 % ВВП. Он приводит данные о том, что средний уровень таких расходов в странах с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы (наиболее успешно по всем показателям преодолевшим период реформ, таких, как Словения, Чехия, Польша, Венгрия) составил в 1997 году и 1998 году в среднем 43 % ВВП (отклонение 3 %) при средних темпах роста 4,6 и 3,9 %.

В выборке из 15 стран с переходной экономикой государственное потребление составляло в 1995 году в среднем 18 % ВВП, что превосходило уровень России (17 %). Большинство успешно реформировавшихся стран (за исключением Венгрии) имели, по этим данным, уровень государственного потребления выше, чем Россия: Польша – 18 % ВВП, Словакия, Словения, Чехия – по 20 %, Эстония – 21 %.

И, напротив, страны с таким же, как у России, или более низким государственным потреблением чаще относились к группе с худшими показателями экономической динамики: Болгария имела потребление на уровне 17 % ВВП, Македония и Румыния – 14 %, Азербайджан – 14 % и Албания – 12 % ВВП.

Таким образом, нельзя исключить вероятность того, что Россия уже находится ниже оптимального уровня государственных расходов и дальнейшее их сокращение окажет негативное воздействие на экономическую динамику.

В связи с этим целесообразным представляется замена категорий «маленькое государство» в подходе сторонников классической школы на «эффективное государство». Именно решение вопроса эффективности функционирования государственного сектора должно быть одной из основных задач правительства.

Наряду с анализом источников экономического роста на уровне моделей экономической динамики существует множество эконометрических исследований, где изучается связь между темпами роста различных стран в разные периоды времени и показателями, которые могут влиять на рост.

Таким образом, очевидно многообразие подходов к установлению оптимального уровня государственных расходов и экономического роста как в теоретическом, так и практическом аспектах.

Искать на сайте

Забавное фото

1311771908_pod_36.jpeg
Яндекс.Метрика