Теорема эквивалентности Рикардо-Барро

Пока было в моде кейнсианство, считалось, что бюджетные дефициты и накапливающийся государственный долг «не так страшны, как их малюют».

Но в 1970-1980-х гг., когда обострились проблемы бюджетных дефицитов во многих западных странах, увеличились темпы прироста государственной задолженности и т. п., вновь в экономической науке повысился интерес к краткосрочным и, особенно, долгосрочным последствиям государственной задолженности и экспансионистской фискальной политики.

Отражением этих теоретических дискуссий является известная теорема эквивалентности Рикардо, нередко называемая теоремой эквивалентности Рикардо-Барро.

К сведению. Примечательно, что сам Д. Рикардо не формулировал в современном ее виде теорему эквивалентности. Это сделал американский экономист Роберт Барро из Гарвардского университета в 1974 г.

Многие источники подчеркивают, что сам Рикардо расценивал рассматриваемую нами далее теорему как сомнительную. Вообще здесь мы сталкиваемся с проблемой эпонимии, т. е. практикой присвоения той или иной теории имени создавшего ее ученого.

Известный историк экономической мысли М. Блауг приводит любопытные сведения: «...как ни странно, в результате этой практики открытие почти всегда связывается не с тем, с кем надо.

Так.... у Роберта Гиффена мы не найдем формулировки парадокса Гиффена.

Френсис Эджуорт не рисовал «коробки Эджуорта».

Эрнст Энгель не чертил кривых Энгеля.

Вальрас не формулировал закон Вальраса...

Артур Пигу не является автором эффекта Пигу и т. д.

Стигпер даже сформулировал «закон эпонимии Стиглера», который гласит: «Ни одно научное открытие не носит имя своего истинного автора».

Итак, когда государство проводит стимулирующую фискальную политику, оно может снизить налоги при постоянных государственных расходах. Какое влияние окажет эта мера на потребление, инвестиции и национальные сбережения?

Экономисты, обеспокоенные накапливанием государственной задолженности (их называют сторонниками традиционной точки зрения на государственный долг), обращали внимание на следующее: в краткосрочном плане снижение налогов приведет к росту потребительских расходов и, следовательно, снижению национальных сбережений; рост ставки процента, вызванный обострением конкуренции со стороны инвесторов за сбережения, приведет к снижению инвестиций; в открытой экономике приток иностранного капитала вследствие роста ставки процента повлечет за собой рост обменного курса национальной валюты, а, значит, снижение конкурентоспособности отечественных товаров.

В долгосрочном плане сокращение национальных сбережений приведет к уменьшению накопленного капитала и снижению объема национального продукта.

Таким образом, экспансионистская фискальная политика снижения налогов может привести к тому, что жизнь нынешнего поколения может улучшиться из-за увеличения располагаемого дохода и роста потребления, но бремя нынешнего бюджетного дефицита ляжет на плечи будущих поколений.

Американский экономист Роберт Барро предложил иной подход. По его мнению, фискальная экспансия не оказывает сколько-нибудь значительного влияния на текущее потребление. Да, действительно, снижение налогов, например, паушального налога (т. е. одинакового для всех домашних хозяйств) при неизменных государственных расходах увеличивает государственный долг (накапливаются бюджетные дефициты). Но потребление зависит не только от текущего дохода.

Если даже снизятся налоги, то население не обязательно увеличит потребление и снизит сбережения. Ведь граждане понимают: сегодня снижение налогов обернется их повышением завтра. Следовательно, экономические агенты, прогнозируя свое будущее, не уменьшат сбережения при снижении налогов, а будут копить деньги, оставляя их потомству: ведь именно оно будет платить налоги в последующие годы. Вот почему, как комментируют иногда экономисты концепцию Барро, детям оставляют наследство.

Если же рассмотреть стимулирующую налогово-бюджетную политику с другой стороны - как увеличение государственных расходов, финансируемых за счет государственной задолженности - то вывод будет тем же. Информированные граждане, по мнению Барро, воспринимают государственные расходы следующим образом: их финансирование происходит за счет роста государственной задолженности (размещения облигаций). А это можно рассматривать как налоги, которые мы платим сегодня или будем платить завтра: долг надо обслуживать и погашать.

Следовательно, опять можно предположить, что текущее потребление не увеличится, несмотря на увеличение государственных расходов, так как люди дальновидны и будут копить на будущее, учитывая необходимость выплаты налогов будущими поколениями.

Учитывая все вышеизложенное, можно отметить, что согласно подходу Барро, государственный долг нельзя рассматривать как богатство частного сектора.

Итак, мы можем сформулировать рикардианское равенство, или теорему эквивалентности Рикардо-Барро: финансирование государственных расходов за счет долга равно финансированию государственных расходов за счет налогов.

Теорема эквивалентности Рикардо-Барро построена при определенных допущениях, которые необходимо еще раз подчеркнуть:

во-первых, люди обладают абсолютным предвидением будущего налогового бремени, т. е. рациональны настолько, что способны дисконтировать ценность сегодняшних налогов и налогов, уплачиваемых в будущем;

во-вторых, предполагается, что люди принимают решения в условиях бесконечного периода планирования;

в-третьих, во внимание принимается случай единовременного или фиксированного налогообложения (паушальный налог), которое, по крайней мере, теоретически, не вызывает искажения стимулов хозяйственной деятельности.

Оппоненты рикардианского равенства обращают внимание на то, что несоблюдение этих допущений нарушает теорему эквивалентности.

Неполная рациональность, ограниченный горизонт планирования потребительских расходов домашними хозяйствами (люди - не бессмертные особи) и существующая на практике прогрессивная система налогообложения учитываются в многочисленных эмпирических исследованиях, посвященных теореме эквивалентности Рикардо-Барро.

Отсутствие бесспорных эмпирических доказательств правоты подхода Барро, однако, не делает его взгляды теоретически менее интересными.

В экономической науке существует множество гипотез и концепций, которые фигурируют в многочисленных изданиях учебного и научного характера, несмотря на то, что они не выдержали эмпирической проверки на их абсолютную достоверность: эффект Гиффена, «ликвидная ловушка» и многие другие.

Теорема эквивалентности Рикардо-Барро важна и интересна прежде всего тем, что обращает внимание на проблемы межвременного выбора в процессе потребления и связи между нынешним и будущими поколениями налогоплательщиков, а эта тема всегда будет актуальна, особенно в странах, сталкивающихся с долгосрочной государственной задолженностью, поскольку ... читать далее ...

Искать на сайте

Забавное фото

1300823731_pod_14.jpeg

Интересное

Яндекс.Метрика