Финансовая автономия органов местного самоуправления

В конце XX столетия вследствие все более последовательной реализации принципа субсидиарности в распределении полномочий в унитарных и федеративных государствах произошло расширение предметов ведения местного самоуправления. Как результат, расширилась его налогооблагаемая база, прежде всего за счет местного налогообложения, увеличились субсидии из государственного бюджета.

Наряду с этим повышение тарифов на коммунальные услуги и расширение хозяйственной самостоятельности местных органов власти привели к увеличению поступлений неналоговых доходов. Местные займы играют в пополнении местных бюджетов традиционно незначительную роль. Однако в конце столетия их доля несколько возросла.

Органы местного самоуправления самостоятельны в определении направлений расходования средств местных бюджетов. Расходы местных бюджетов подразделяются на капитальные, текущие и погашение долговых обязательств. При этом величина расходной части местных бюджетов варьируется в зависимости от исторического периода, уровня социально-экономического развития страны, возложенных на органы местного самоуправления компетенции, а порой и от этнокультурных особенностей.

Рассматривая вопрос об уровне финансовой автономии органов местного самоуправления, отметим, что данная автономия не является «вещью в себе». Как показывает мировой опыт, финансовая автономия имеет смысл только при условии реализации рассмотренного ранее принципа соответствия доходных (в первую очередь налоговых) полномочий расходной ответственности.

При несоблюдении данного принципа финансовая автономия носит формальный характер, скрывая фактическое подчинение нижестоящего субъекта межбюджетных отношений, вышестоящему. Данная схема применялась в бывшем СССР, и именно она не позволяла местным Советам наделе превратиться в институт местного самоуправления.

Заметим, что финансовую автономию органов местного самоуправления нельзя абсолютизировать. И в случае с субъектами федераций, и в ситуации с местным самоуправлением, полное соответствие между доходными полномочиями и их расходной ответственностью не достигается никогда. Это заставляет покрывать возникающую финансовую прореху за счет доходных источников бюджетов вышестоящего уровня.

Проблема в том, чтобы такое покрытие не воспринималась как аргумент в пользу централизации финансовых ресурсов с целью преодоления дисбаланса уровней социально-экономического развития регионов и территорий, относимых к местному самоуправлению.

Отмеченный дисбаланс — атрибут развития экономики любой страны. Однако мировой опыт последних десятилетий показал, что даже в странах с унитарным государственным устройством, в государствах, традиционно ориентирующихся на вертикальную модель бюджетного федерализма, более эффективным является расширение финансовой автономии органов местного самоуправления.

Эффект достигается путем «включения» в экономический процесс трех организационных составляющих.

Во-первых, государственные органы власти освобождаются от функций, которые в состоянии реализовать нижестоящие органы управления.

Во-вторых, повышается ответственность органов власти регионов и местного самоуправления за рациональное использование средств региональных бюджетов.

В-третьих, повышается ответственность органов местного самоуправления за рациональное использование средств местных бюджетов.

Искать на сайте

Забавное фото

02_pinguins.jpeg

Интересное

Яндекс.Метрика