Масштабы утечки капитала из России

Ключевые слова: международное движение капитала, миграция капитала, вывоз капитала, ввоз капитала, бегство капитала, утечка капитала, Россия

Утечка капитала ведет к сдерживанию экономического развития, к ослаблению финансовой безопасности страны, испытывающей нехватку инвестиционных ресурсов. Преодоление тенденции нелегального вывоза денежных средств за пределы страны требует разработки государственной стратегии, направленной на создание системы регулирования оттока капитала, механизма управления данным процессом.

В условиях выхода из финансового кризиса особую актуальность приобретают вопросы, связанные c нелегальным вывозом капитала из страны. Применительно к России утечка капитала свидетельствует как о накопившихся проблемах в национальной экономике, так и о расширении масштабов криминализации экономической сферы.

Превалирование оттока капитала над его притоком означает реальное сокращение ресурсов для экономического роста страны. Ежегодная утечка определенной доли валового внутреннего продукта за рубеж отрицательно сказывается на национальном экономическом развитии, поскольку является прямым вычетом из ресурсной базы для внутренних инвестиций. Отток капитала дестабилизирует систему макроэкономического регулирования.

Повышение реальной процентной ставки для предотвращения утечки капитала негативно отражается на внутреннем инвестиционном процессе, одновременно ведя к ухудшению инвестиционного климата в стране, ослаблению интереса иностранных инвесторов к России, все чаще относящих ее к разряду «проблемных рынков». Бегство капитала из страны приводит к дефициту ликвидности в банковской системе, что, в свою очередь, отражается на объемах кредитования реального сектора экономики. К тому же отток капитала ухудшает возможности страны по обслуживанию внешнего долга.

Если сокращается приток в страну средств с международного финансового рынка, необходимых для погашения внешней задолженности, то у нее не остается выбора — приходится либо расходовать национальные золотовалютные резервы, либо сводить к предельному минимуму жизненно важные импортные закупки.

Чистый вывоз капитала из России составил в 2008 г. рекордную по своим размерам сумму — $276 млрд. При этом бегство капитала происходило на фоне беспрецедентного мирового финансового кризиса и почти четырехкратного падения цен на нефть — основного товара российского экспорта.

В 2009 г. превышение оттока капитала над его притоком сократилось до $113,7 млрд, однако это не означало принципиального изменения состояния финансового рынка.

Определенное сокращение оттока капитала в первой половине 2009 г. было вызвано принятым в конце ноября 2008 г. решением о необходимости введения контроля над движением средств, выделяемых государством для поддержания банков во время кризиса. Были ограничены возможности банков по переводу рублевых средств в зарубежные валютные активы ввиду требования Банка России о хранении ими определенной суммы в валюте на его счетах, чтобы воспрепятствовать оттоку капитала из России в условиях значительного ослабления рубля.

Отмена 1 июля 2009 г. ограничений по размеру зарубежных валютных активов привела к тому, что только в июле 30 крупнейших банков вывели в иностранные активы более 75 % своих валютных средств с не приносящих им дохода беспроцентных счетов Банка России.

Все более отчетливо прослеживается прямая зависимость между оттоком капитала из России и сокращением прямых иностранных инвестиций. Вывод капитала из страны фактически означает, что инвесторы боятся вкладывать средства в российскую экономику, опасаясь за сохранность своих вложений. В то же время нельзя не учитывать, что основную часть иностранных инвестиций всегда составляли кредиты и краткосрочные операции на фондовом рынке, спекулятивные по своей природе. Приток капитала на фондовый рынок используется для скорейшего «отмывания» ранее несанкционированно вывезенных из страны средств. По существующим оценкам, в 2009 г. доля спекулятивных портфельных инвестиций и кредитов составила 88,4 % в общем объеме иностранных вложений.

Учитывая сложившуюся структуру инвестиций, видимо, не стоит рассматривать иностранное инвестирование как фактор стабилизации и тем более повышения эффективности для экономики России. Безусловно, следует предпринимать шаги по повышению инвестиционной привлекательности российских объектов для активизации участия иностранных капиталов. Однако в нынешних условиях развития мировой экономики вряд ли можно рассчитывать на изменение политики глобальных инвесторов в отношении России. Что касается направлений инвестирования российских средств — преимущественно в Швейцарию, Нидерланды, Австрию и Кипр, — то они не оставляют сомнений, что речь идет о бегстве капитала.

В 2009 г. в Швейцарию ушло $34,9 млрд, или более 40 % российских инвестиций за рубеж. Кипрские власти утверждают, что почти половина всех иностранных вкладов в местных банках принадлежит российским юридическим и физическим лицам. В ближайшее время процесс ухода капитала из страны продолжится, прежде всего, за счет выполнения отечественными компаниями долговых обязательств по ранее полученным внешним займам. В последние годы кредитные учреждения, предприятия реального сектора набрали за границей огромный объем заемных средств.

В сегодняшней весьма непростой ситуации на внешних финансовых рынках маловероятно рефинансировать эти платежи новыми займами, при этом учитывая небольшую активность банковского сектора по привлечению капитала в Россию. В первом квартале 2010 г. чистый отток капитала составил $25,8 млрд, в том числе частного сектора — $12,9 млрд. Отток капитала в небанковском секторе связан со сворачиванием проектов иностранными инвесторами и слабым спросом на внешние займы со стороны российских компаний.

В дальнейшем можно ожидать продолжения вывода капитала, хотя его объемы во многом будут зависеть от развития событий на мировых финансовых рынках, в том числе от цены на нефть, а также от ставки рефинансирования Федеральной резервной системы США и Европейского центрального банка.

В 2011-2012 гг. положение осложнится наступлением сроков возврата ранее реструктуризированных внешних долгов предприятий в сумме около $300 млрд.

Отток капитала — это закономерное явление для реформируемых стран, свидетельствующее о наличии в стране серьезных экономических проблем.

К числу причин экономического и политического характера, провоцирующих бегство капитала из России (учитывая тесную связь вывозимого капитала с теневой экономикой, доля которой в ВВП страны составляет примерно 20 %) в первую очередь можно отнести: желание скрыть доходы от налогообложения; отмывание преступных доходов; стремление извлечь более высокую прибыль при меньших рисках; намерение отдельных российских лиц создать финансовую базу для последующей эмиграции.

В механизме поведения собственника или владельца «бежавших» капиталов главным образом присутствует экономическая мотивация. Именно она предопределяет его поведение в отношении размещения капиталов за границей.

Известно, что основной поток российского капитала устремляется на Запад. Отсюда и стремление деловых кругов западных стран установить свой контроль над российским капиталом, хотя при этом они отлично осознают, что значительная его часть имеет нелегальное или полулегальное происхождение.

Как считают на Западе, большая часть вывезенных из России денежных средств заморожена на депозитах в зарубежных банках и находится вне активного оборота в статусе «горячих денег», что делает понятной позицию западных финансовых кругов по ограничению масштабов возвращения беглого российского капитала.

Абсолютно ясно, что западные страны, в которых размещена значительная часть вывезенных из России капиталов, не заинтересована в их репатриации. Безусловно, так называемый «семейный капитал» — или «личные потребительские деньги владельцев», идущие на личные расходы, образование, отдых, покупку недвижимости, открытие личных счетов, — уходит из страны навсегда.

Другая часть капитала — средства, вложенные в бизнес в одной из зарубежных стран, — также вряд ли когда-либо вернется в Россию. Чем инвестировать в нестабильную отечественную экономику, предпринимателям проще выбрать более выгодные для себя варианты профильного бизнеса за границей. И все же часть вывезенного российского капитала, возможно, еще не нашла выгодной ниши приложения, что не исключает вероятности ее репатриации. Вопрос лишь в том, в качестве национального или иностранного вернется «беглый» капитал?

В случае возвращения под вывеской иностранных компаний он будет пользоваться всеми льготами, предоставляемыми иностранному капиталу, в том числе и правом репатриации его активов и прибыли за границу, а также гарантиями неприкосновенности. Иными словами, деятельность такого капитала будет направлена на выкачивание прибыли из России в пользу зарубежных партнеров. По оценкам экспертов, значительная часть денег, работающих на российском фондовом рынке под видом западных, является деньгами российских предпринимателей. Однако этот капитал нельзя считать российским, потому что он работает от лица иностранных компаний.

В условиях экономической нестабильности бегство капитала служит дополнительным дестабилизирующим фактором. Последствия финансового кризиса оказываются очень серьезными для экономики России, что находит отражение в падении производства, в росте численности безработных, в снижении доходов населения. Во время кризиса проблемы отмывания денег обостряются, приобретая новые качественные характеристики. Кризис привел к еще большему расслоению населения. Многие недобросовестные предприниматели используют возможности, предоставляемые оффшорными зонами, для личного обогащения за счет своих вкладчиков, клиентов, партнеров.

Бежать за рубеж, используя нелегальные каналы, может капитал не только криминального происхождения, но и легальный. Любая операция нелегального перевода капитала за границу противозаконна, в то время как источник капитала внутри национальной экономики может быть абсолютно законным. Так, легально полученная прибыль, уводимая от налогов за рубеж, становится частью правонарушения после нелегального вывоза из страны. Причины использования незаконных схем вывоза легального капитала связаны также с длительностью процедуры получения резидентом разрешения органа валютного контроля на осуществление операции.

Схемы вывоза капитала из России многообразны. Однако большинство из них лежит в сфере внешнеторговых операций, оформляемых через оффшорные юрисдикции.

К основным каналам нелегального, «скрытого» вывоза капитала из России можно отнести, во-первых, занижение цен на экспортируемую продукцию при заключении контрактов. Преимущественное сосредоточение российского экспорта в топливно-сырьевом секторе превращает его в основной канал оттока капитала из России. Зарубежными контрагентами в сделках с российскими экспортерами сырьевых товаров нередко выступают ими же созданные дочерние компании в оффшорных юрисдикциях, устанавливающие контрактные цены ниже мировых.

Иными словами, российская компания реализует «своей фирме» продукцию по цене ниже мировых. Последняя в свою очередь перепродает полученный товар третьей компании — иностранному потребителю по среднемировой цене. Учитывая, что налог на прибыль в оффшорных зонах невысокий, можно со всей уверенностью сказать, что величина чистой прибыли дочерней компании позволит не только хорошо заработать головной российской фирме, но и свободно распоряжаться полученной прибылью и переводить ее на свои зарубежные счета в любое время и в любую точку мира.

Одновременно перевод финансовых потоков на низконалоговые оффшорные территории позволяет российскому экспортеру достичь еще одной цели — реальной экономии на налоговых выплатах. Итак, выигравшая сторона известна — российский экспортер национального сырья. Кто же проигравший? Ответ до банальности прост — российский государственный бюджет.

Сегодня вряд ли у кого-нибудь могут возникнуть сомнения в том, что частные компании предпочтут вывести деньги за рубеж, нежели отдать их государству. Отсюда — достаточно откровенно используются схемы вывоза товаров по адресам несуществующих фирм и компаний, экспорт одной продукции под видом другой, занижение объемов экспортной сделки или валютной выручки от нее.

Вторым каналом оттока капитала является завышение размеров платежей по импортным поставкам. По сравнению с механизмом экспорта размер оттока капитала через этот канал оценить сложнее, так как товарная структура российского импорта более диверсифицирована, чем структура экспорта. Обычно это касается поставок продовольствия и сельскохозяйственного сырья для его производства.

Данная схема часто используется для отмывания небольших сумм и сводится к следующему: российское предприятие, вместо осуществления товарного импорта напрямую у иностранного производителя по цене мирового рынка, закупает продукцию у зарегистрированной им для этой цели в оффшорной юрисдикции компании по цене, превышающей среднемировую. До оформления сделки с российским предприятием созданная компания приобретает у иностранного производителя интересующую российское предприятие продукцию по мировой цене.

Полученная оффшорной компанией после перепродажи прибыль облагается характерным для оффшорных юрисдикций невысоким налогом. Чистая прибыль от операции поступает на иностранные счета и может переводиться на любые цели в любую страну мира. В выигрыше от данной операции формально оффшорная компания, фактически же — российское предприятие-импортер, которое к тому же даже при импорте по завышенной цене, как правило, получает чистую прибыль, пусть и значительно меньшую, чем при прямой поставке от иностранного производителя. Потери же от осуществления данной схемы вывода капитала несет российский бюджет.

В то же время нельзя не отметить, что эти потери меньше, чем в случае занижения цен при экспорте продукции, учитывая, что рост цен при импорте хотя и ведет к существенному снижению налогооблагаемой прибыли, но одновременно значительно увеличивает поступления по ввозной пошлине на импортируемую продукцию.

Третьим и широко распространенным сегодня каналом оттока капитала, используемым крупными компаниями, функционирующими в каждом секторе экономики и виде деятельности, является перевод иностранной валюты за рубеж в качестве фиктивной предоплаты (авансовых платежей) по фиктивным импортным сделкам на условиях коммерческого кредитования при отсутствии фактического импорта.

В этом случае российскими компаниями создаются подставные, так называемые фирмы-однодневки исключительно с целью оформления фиктивного импортного контракта и осуществления предоплаты в адрес иностранного партнера, после чего подставная фирма-импортер ликвидируется. Осуществлению сделки предшествует договоренность российской компании с иностранной фирмой, как правило, расположенной в оффшорной юрисдикции, о перечислении подставной фирмой денежных средств в виде авансового платежа.

Полученные под фиктивный импортный контракт средства иностранная фирма перечисляет на зарубежные счета, контролируемые российской компанией. Большинство таких операций совершается с иностранными фирмами, фактически принадлежащими российским лицам, то есть обе стороны валютной операции могут быть представлены одним и тем же лицом. Непоставка товара по импорту и невозвращение аванса обычно списываются на безответственность иностранного партнера. Механизм фиктивных сделок активно используется, так как чрезвычайно сложно доказать факт намеренного заключения фиктивной сделки.

И, наконец, четвертым часто используемым незаконным каналом оттока капитала является вывод средств за границу российскими банками через корреспондентские счета зарубежных банков в обход установленных правил. Так, рубли сдают в обменном пункте банка в России, а валюту получают за рубежом. С целью открытия корреспондентских счетов с российским банком граждане России в ряде случаев приобретают зарубежные банки, обычно в тех странах, где отсутствует строгий надзор за банковской деятельностью. Во многих случаях речь идет об оффшорных территориях.

С началом финансового кризиса механизм незаконного вывоза капиталов из России постоянно совершенствуется. Начиная с 2009 г. денежные средства из России все чаще поступают на счета оффшорных компаний, открытых в кредитных организациях третьих стран.

Заметную роль в бесконтрольном вывозе капитала из России играют банки стран Балтии, превратившиеся в «транзитный форпост» движения частных оффшорных депозитов из России на Запад через механизм многочисленных корреспондентских счетов. Банки стран Балтии являются основным каналом вывода капиталов из России.

Через них в оффшоры уходит до 50 % всего вывозимого сегодня из страны капитала. Почему же капиталы переправляются через эти банки? Ответ достаточно прост: многие российские банки не имеют долларовых корреспондентских счетов, в частности в американских банках. А, как известно, операции в долларах возможны лишь при наличии такого счета. У прибалтийских банков есть корреспондентские счета в долларах. И вполне объяснимо, почему российские банки прибегают к услугам прибалтийских партнеров.

Итак, какие бы схемы не использовались для незаконной перекачки денег, они, по существу, были бы невозможны без так называемых оффшорных зон, в которых практически отсутствуют средства регулирования банковских операций при полной гарантии защиты банковской тайны, что упрощает процесс отмывания денег. Проходя через оффшорные компании, капитал полностью легализуется и попадает на Запад уже будучи легальным. По существующим оценкам, в оффшорных финансовых центрах размещено активов на сумму свыше $5 трлн, в том числе $1 трлн — на банковских депозитах и $4 трлн — в виде ценных бумаг, недвижимости и товаров. Деньги, оседающие на счетах в оффшорных банках, могли бы работать на российскую экономику.

Основная часть операций проводится в оффшорных зонах малых островных государств. К числу стран-оффшоров Банк России сегодня относит 48 территорий. С 8 февраля 2010 г. из числа оффшорных территорий Банком России был исключен Кипр ввиду подписания обеими сторонами Соглашения об избежании двойного налогообложения, по которому власти двух стран взяли на себя обязательства обмениваться конфиденциальной информацией о реальных владельцах оффшорных компаний и операциях этих структур.

Современное законодательство о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, начало формироваться в России с принятием Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ. Тогда же был учрежден специальный федеральный орган исполнительной власти по осуществлению контроля за исполнением закона. Сегодня это — Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг).

В Законе № 115-ФЗ сформулированы основные меры, направленные на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, а именно: обязательные процедуры внутреннего контроля; обязательный контроль; запрет на информирование клиентов и иных лиц о принимаемых мерах противодействия легализации доходов, полученных преступным путем.

В июле 2010 г. был принят Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 23.07.2010 № 176-ФЗ, согласно которому узаконено повышение ответственности организаций за исполнение операций с денежными средствами и иным имуществом, совершаемых с участием лиц, которые имеют регистрацию, место жительства или местонахождение в государстве, не выполняющем рекомендации Группы ФАТФ (Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — Financial Action Task Force on Money Laundering), либо с использованием счета в банке, зарегистрированного в указанном государстве.

До 1 января 2007 г. для открытия счета в стране, не входящей в ФАТФ и Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), фирма-резидент должна была проводить предварительную регистрацию открываемого счета в налоговом органе по месту регистрации резидента.

С 1 января 2007 г. порядок открытия счетов либерализовался. Отпала необходимость регистрировать счета и получать какие-либо разрешения на их открытие. В условиях кризиса либерализация привела к увеличению масштабов утечки капитала, что и обусловило принятие нового законодательного акта. Особое место в нем уделено запрету информирования клиентов о принимаемых мерах по противодействию легализации доходов. Это касается в первую очередь банков.

В своей деятельности банк не может не учитывать риск быть вовлеченным в процесс отмывания преступных капиталов. Неисполнение либо ненадлежащее исполнение законодательства о противодействии «преступным» доходам может обернуться для банка огромными убытками, потерей клиентов, отзывом лицензии.

В 2009 г. в связи с выявленными нарушениями законодательства о противодействии легализации доходов Банк России отозвал лицензии у десяти кредитных организаций, еще в 162 случаях было введено ограничение либо запрет на осуществление отдельных видов банковских операций.

Валютным законодательством предусмотрена обязанность органов и агентов валютного контроля при наличии информации о нарушении правовых норм лицом, осуществляющим валютные операции, передавать данную информацию органу валютного контроля, имеющему право применять санкции к данному лицу.

В ходе валютного контроля и при наличии информации о нарушениях уполномоченные банки передают данную информацию в осуществляющее надзор за деятельностью уполномоченного банка территориальное учреждение Банка России в виде электронного сообщения для направления в орган валютного контроля.

Информация о нарушениях поступает в Центр информационных технологий Банка России для последующей передачи в Федеральную службу финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзор), обладающую правом применения мер ответственности за нарушение актов валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования.

Создание действенной системы контроля за деятельностью уполномоченных банков необходимо, поскольку, выполняя функции агентов валютного контроля, они нередко на практике отстаивают в большей степени свои собственные коммерческие интересы, нежели государственные.

Банк России рекомендует всем кредитным организациям обращать особое внимание на экспортно-импортные операции, добиваясь, чтобы «скрытый» вывоз доходов за границу перестал быть экономически выгодным для резидентов.

К сожалению, сегодня еще не решены проблемы, касающиеся механизма осуществления экспортно-импортных операций, которые выявились в ходе практического применения валютного законодательства. Так, уполномоченные банки при выполнении ими функций агента валютного контроля сталкиваются с проблемами по соблюдению правовой нормы о репатриации резидентами иностранной валюты и валюты Российской Федерации. В ряде внешнеторговых контрактов участников внешнеэкономической деятельности отсутствуют конкретные сроки репатриации выручки по отношению к отгрузкам по экспорту или по отношению к дате перевода аванса по импорту, а есть лишь сроки завершения расчетов/выполнения обязательств сторон по договору.

В связи с этим возникает вопрос о возможности осуществления контроля за сроками выполнения обязательств по договору или сроком завершения расчетов, или, при отсутствии того и другого, за сроками действия договора. Очевидно, для предотвращения бесконтрольной утечки капитала требуется принятие пакета специальных мер по усилению государственного контроля за внешнеэкономическими операциями. Речь может идти об усилении взаимодействия валютного, таможенного и налогового контроля, создании системы таможенно-банковско-налогового валютного контроля.

Введение данной системы позволит агентам валютного контроля осуществлять сравнение контрактной стоимости поставленных по экспорту или импорту товаров и поступивших по ним сумм платежей, дат платежей и поставок, а также оценивать реальные объемы нерепатриации валютной выручки.

Необходимо принять меры в области стимулирования репатриации «сбежавших» капиталов для их возвращения в реальный сектор экономики в виде вложений в конкретные инвестиционные проекты. Возможно, следует последовать примеру Италии, где активно проводится экономическая амнистия «беглых» капиталов. В ходе объявленной 15 сентября 2009 г. и длившейся по 30 апреля 2010 г. налоговой амнистии в Италии было легализовано более €95 млрд, из которых 70 % были сосредоточены на счетах швейцарских банков.

Налоговая амнистия позволяла компаниям легализовать незадекларированные доходы, выплатив пятипроцентный штраф с суммы доходов и избежав уголовного преследования. Согласно оценкам, общая сумма штрафов составила порядка €5 млрд. В основном капиталы возвращали небольшие частные предприятия, размещавшие средства в банках Швейцарии и Люксембурга на номерных счетах оффшорных компаний. Италия стала первой страной зоны евро, которая амнистировала капиталы, вывезенные в нарушение национальных законов.

Между тем, возможность проведения в России экономической амнистии под вопросом. Ее реализация требует координации деятельности многих государственных ведомств и институтов. Ее осуществление невозможно без помощи зарубежных правоохранительных органов, желания иностранных партнеров помочь в этом России.

Однако именно это желание и отсутствует, поскольку западные круги, в которых размещена значительная часть вывезенных из России капиталов, не заинтересованы в их репатриации. В то же время необходимо признать, что одни из основных условий выживания российской экономики в ближайшие годы — это резкое сокращение вывоза капитала и усилия по возврату хотя бы части вывезенных из России средств.

Своеобразной формой оттока капитала является широкое внедрение в национальное денежное обращение иностранной валюты путем вывода капитала через банковские счета и в форме покупки наличной валюты. При этом во время кризиса «бегство в валюту» усиливается в ожидании грядущей девальвации рубля. Этот процесс в России принял форму «долларизации» экономики, что, по сути, означает подрыв формирования стабильного спроса на национальные деньги. Оценить масштабы внедрения долларов во внутренний хозяйственный и денежный оборот страны достаточно сложно, поскольку эти инвалютные потоки, носящие, как правило, незаконный характер и обслуживающие теневую экономику, не отражаются в официальной статистике.

«Бегство» от национальной валюты к доллару, покупка долларов означает поддержку американской экономики, предоставление США «льготного» кредита. Главной задачей, которую необходимо решить для преодоления долларизации, является повышение доверия со стороны экономических агентов к национальной валюте. Решить ее невозможно без достижения стабильного экономического роста, низкой инфляции, повышения надежности коммерческих банков.

Необходимо признание национальной валюты валютной ценностью. А это означает создание условий для ее конвертируемости. Статус конвертируемой валюты позволит создать такие условия, при которых выгоднее будет использовать денежные средства внутри страны, а не выводить их за рубеж.

Преодолеть тенденцию вывоза капитала возможно лишь путем разработки государственной стратегии, направленной на совершенствование мер регулирования движения капитала, улучшение принципов управления и результатов макроэкономической деятельности, укрепление банковской системы.

Необходимо максимально вовлечь в официальный банковский оборот финансовые средства, находящиеся в теневом обороте, в оффшорах, на руках у населения. Следует разработать систему мер для повышения уровня капитализации финансово-кредитной системы страны, развития региональной инфраструктуры кредитных организаций, обеспечивающей доступность финансовых услуг и средств для населения и предпринимателей.

Для сдерживания оттока капитала надо обеспечить выгодные условия инвестиций внутри страны, учитывая, что при нелегальном вывозе основным стимулом является не поиск наиболее эффективных вложений, а стремление вывести средства из-под налогообложения и возможного экономического риска.

Ограничению утечки финансовых ресурсов будет способствовать принятие пакета законодательных мер, касающихся: реформирования таможенной системы, расширения функций таможен, усиления таможенного контроля, изменений в налогообложении, повышения эффективности системы валютного контроля за деятельностью банков, модернизации способов уплаты платежей в государственный бюджет в целях улучшения их собираемости.

Не лишним было бы формирование базы данных так называемых «проблемных банков», деятельность которых не раз вызывала вопросы. Такую базу следует использовать в случаях применения системы управления рисками при отнесении валютной операции к группе риска.

В борьбе с оттоком капитала и недобросовестными участниками валютных операций необходимо создать систему учета и мониторинга совершенных через уполномоченные банки валютных операций резидентов и единую базу данных о нарушениях валютного законодательства. Это позволит на основе постоянного мониторинга за репатриацией в России валютной выручки от экспортных операций и платежей по импорту оперативно выявлять факты нарушений и принимать меры по их пресечению.

Эффективность мер, направленных на предотвращение вывода капитала из России, во многом будет зависеть от четкой координации работы контролирующих и правоохранительных органов, от их совместных действий, главной целью которых является обеспечение экономической безопасности страны в целом и противодействие вывозу капитала за ... читать далее ...

Искать на сайте

Лучшее фото

030_wallpaper.jpeg

Интересное

Яндекс.Метрика