Эволюция вывоза капитала

Ключевые слова: международное движение капитала, миграция капитала, вывоз капитала, ввоз капитала

Кризисные процессы в капиталистической экономике на­ложили неизгладимый отпечаток на вывоз капитала, определи­ли ряд принципиально новых его особенностей, отражающих рост противоречий общей экономической и политической не­устойчивости капиталистической системы. К этим особенно­стям относятся следующие:

• географическое сужение сферы вывоза капитала;

• кризис и упадок системы международного капиталисти­ческого кредита;

• рост государственно-монополистических форм вывоза капитала;

• военно-политический характер так называемой «помо­щи»;

• интенсивное использование вывоза капитала;

• резкое усиление неравномерности вывоза капитала.

Географическое сужение сферы вывоза капитала вызвано по­следовательным отпадением от капиталистической системы все новых стран в результате социалистических революций. Пер­вый крупный удар по капиталистической системе был нанесен социалистической революцией в России. Франция, Англия, США, Бельгия лишились своих капиталов, вложенных в Рос­сии. Кроме того, иностранные монополии потеряли возмож­ность осуществлять новые вложения капитала в стране с ог­ромными природными богатствами, широким внутренним рынком, с весьма, благоприятными условиями для быстрого роста индустриализации. Несомненно, что эта потеря крайне болезненно отразилась на всей системе вывоза капитала.

Вторым крупным ударом была волна социалистических ре­волюций, охватившая многие страны Европы и Азии во второй половине 40-х гг. В результате от капиталистической системы отошли страны с общим населением около 800 млн человек. Англия, США, Германия, Голландия, Япония, Франция и другие капиталистические государства потеряли в странах на­родной демократии только промышленных инвестиций на сумму, примерно равную 10% общих заграничных вложений всех капиталистических стран.

Распад колониальной системы капитализма, а также кризис, начавшийся в годы Первой мировой войны и резко обострив­шийся после Второй мировой войны, способствовали сужению сферы вывоза капитала. В 20—30-х гг. этот кризис еще не при­вел к массовому уничтожению колониального гнета. Англия, Франция, Голландия, Бельгия и другие западные державы су­мели в то время в основном сохранить свои колониальные им­перии. Однако рост национально-освободительного движения увеличил риск новых вложений иностранного капитала, вслед­ствие чего вывоз капитала «старыми» странами в свои колонии замедлился. Одновременно происходил процесс выдвижения молодого капитализма колоний и зависимых стран. Накопле­ние «отечественного» капитала в колониях и помещение его в производство своих стран обострило конкуренцию колониаль­ного и иностранного капитала в самих колониях, а также в це­лом на рынке приложения вывозимых капиталов.

Во второй половине 40-х гг. кризис колониальной системы еще более обострился. Одна за другой колонии и зависимые страны стали освобождаться от иноземного ига. Начался фак­тический распад колониальной системы. Условия для вывоза капитала ухудшились и в ряде случаев это привело к потере или «добровольной» ликвидации инвестиций западных стран в их бывших колониях.

К сужению сфер вывоза капитала привело и нарастание борьбы трудящихся масс в главных капиталистических странах. Укрепление позиции левых сил в Западной Европе в первой половине 20-х гг. способствовало тому, что вывоз капитала в этот район временно затормозился. Аналогичную роль сыграло усиление политической неустойчивости капитализма после Второй мировой войны. В связи с этим представляет интерес изданная в 1953 г. американским министерством торговли брошюра под названием «Факторы, ограничивающие вывоз капитала из США». Авторы брошюры вынуждены были признать, что политическая неустойчивость является существенным пре¬пятствием экономической экспансии США и многие монополии не рискуют вывозить капитал в страны Западной Европы и Азии из страха потерять свои вложения.

Сужение сферы вывоза капитала происходило в то самое время, когда в ряде ведущих западных стран резко увеличился относительный «избыток» капитала. Хроническая недогрузка производственных мощностей, характерная для периода кризиса, вызвала возрастание излишка производительного капитала. Постоянное недоиспользование основного капитала является причиной ускоренного роста «излишнего» ссудного капитала, не находящего прибыльного применения в промышленности и сельском хозяйстве данной страны.

Противоречие между возросшим относительным «излиш­ком» капитала в основных странах, с одной стороны, и суже­нием сферы для его вывоза — с другой, определяет основную особенность вывоза капитала в переход кризиса — резкое обо­стрение проблемы сфер приложения капитала. Вследствие этого темпы вывоза капитала замедлились. Сумма частных ин­вестиций четырех главных западных стран — США, Англии, Франции и Германии (после Второй мировой войны Западной Германии) — составила в 1913 г. 41 млрд долл., в 1930 г. — 44 млрд долл., в 1938 г. — 38 млрд долл., в 1944 г. — 30 млрд долл., в 1958 г.— 62 млрд долл. Таким образом, если за 13 лет до начала общего кризиса инвестиции указанных стран вырос­ли почти вдвое (на 20 млрд долл.), то за первые 17 лет его раз­вития они увеличились всего на 3 млрд долл., т.е. на 7—8%, а к 1938 г. даже сократились по сравнению с периодом, предшест­вующим началу Первой мировой войны.

После Второй мировой войны инвестиции на первый взгляд выросли весьма значительно. Однако следует обратить внима­ние на некоторые дополнительные обстоятельства: во-первых, подавляющая часть послевоенного прироста инвестиций (около 72%) приходится на долю одной державы — США; во-вторых, в послевоенные годы вследствие инфляции намного упала по­купательная сила доллара.

В годы Первой мировой войны и в десятилетие, последо­вавшее после ее окончания, сложились объективные условия для глубокого кризиса международного капиталистического кредита.

В годы Первой мировой войны США превратились в глав­ного кредитора стран Антанты. Англия и Франция, впав в фи­нансовую зависимость от США, выступали как кредиторы других, более слабых и мелких стран Антанты. На этой основе возник первый узел международных финансовых обязательств капиталистических стран — проблема межсоюзнических долгов.

Сложность этой проблемы заключалась во взаимном пере­плетении долговых обязательств капиталистических стран. Страны Антанты были должны Англии около 11 млрд долл., тогда как сама Англия задолжала крупную сумму Соединенным Штатам. Франции дебиторы стран Атланты должны были око­ло 3,5 млрд долл., а она, в свою очередь, задолжала миллиард­ные суммы Англии и США. Общая сумма задолженности стран Антанты Соединенным Штатам составила 13—14 млрд долл. Таким образом, погашение международной задолженности од­них стран непосредственно зависело от погашения долгов другими странами.

Кроме того, разрешение проблемы межсоюзнических долгов упиралось в репарационную проблему. Урегулирование долгов Англии и особенно Франции зависело от получения репараций .с Германии, что «оказалось возможным» лишь посредством предоставления последней американских и английских займов. С 1924 по 1930 гг.Германия получила от США, Англии и других стран займы на общую сумму 1,4 млрд долл. Погашение этой задолженности тоже составляло крупную проблему. Так, спле­лись в один сложный узел международные финансовые обяза­тельства капиталистических стран.

За 1919—1930 гг. только США предоставили внешних кре­дитов на сумму 8,3 млрд долл. Все это поставило неустойчивую систему международного кредита под угрозу кризиса.

В результате мирового экономического кризиса 1929— 1933 гг. и последующей депрессии основы кредитной системы оказались расшатанными, последовало прекращение платежей по кредитам и иностранным займам, по межсоюзническим долгам, приостановился экспорт ссудного капитала. Достаточно сказать, что в результате кризиса осталась непогашенной за­долженность только Соединенным Штатам на сумму 15 млрд долл.

Долговой кризис стал насильственным способом разреше­ния ряда противоречий в финансовых отношениях между капи­талистическими странами. Государственные банкротства, охва­тившие все без исключения капиталистические страны, ликви­дировали ряд проблем, связанных с финансовыми обязательст­вами. Но это не повлекло за собой оздоровления международ­ного кредита, а, наоборот, привело к еще большему упадку в вывозе ссудного капитала. В 30-х гг. Соединенные Штаты почти полностью прекратили предоставление займов другим стра­нам, а новые займы других стран резко сократились. Внешние эмиссии составляли:

— в США в 1928 г.— 1319 млн долл., в 1932 г. — 26 млн долл., в 1933 г. — 0,1 млн долл.;

— в Англии в 1928 г. — 105,5 млн ф. ст., в 1932 г. — 25,8 млн ф. ст.

За 1931—1938 гг. США предоставили новые кредиты другим странам на сумму 498 млн долл., или в 12 раз меньше, чем в предшествовавшее восьмилетие.

1934 г. в США был принят «закон Джонсона», запрещавший предоставление новых американских займов странам — непла­тельщикам по старым долгам США. Монополии имели воз­можность обходить этот закон, используя займы Экспортно-Импортного банка и других учреждений. Во время Второй мировой войны «закон Джонсона» был отменен, но он сыграл известную роль в оказании давления на иностранных должни­ков США.

Вопрос об оплате Англией и Францией своих старых долгов Соединенным Штатам был урегулирован после Второй миро­вой войны в ходе переговоров о расчетах по ленд-лизу. Что ка­сается германских долгов, то по соглашению, заключенному в 1953 г. в Лондоне, ФРГ взяла на себя обязательство в течение длительного времени выплачивать США значительные суммы в покрытие этой задолженности (по 56 млн долл. ежегодно в те­чение первых пяти лет, а затем — по 90 млн долл.).

Упадок международного кредита, начавшийся в 30-х гг. продолжался и после Второй мировой войны. Вплоть до второй половины 50-х гг. не было зарегистрировано ни одного круп­ного частного международного займа. Долгосрочное частное кредитование несколько оживилось в 60-е гг., однако его объем по-прежнему был меньше, чем в первые три десятилетия XX в.

Рост государственно-монополистических форм вывоза капи­тала. По мере усиления экономической и политической неус­тойчивости капитализма и прогрессирующего упадка междуна­родного частного кредита значительно выросли роль и удель­ный вес государственно-монополистических форм вывоза ка­питала.

Объективная возможность широкого распространения госу­дарственно-монополистических форм вывоза капитала создает­ся господством олигархии во всех областях жизни капиталисти­ческих стран, подчинением ею аппарата государства. Вместе с тем возникает и объективная неизбежность распространения таких форм. Гигантски обостряется противоречие между ростом «избытка» капитала в западных странах и абсолютным сужени­ем сферы его вывоза. Растет политический риск помещения капитала за границей. Упадок международного частного креди­та делает колоссальным и экономический риск потери загра­ничных вложений. Вследствие этого корпорации все больше используют государство для избавления от «избыточных» капи­талов и для перекладывания риска, связанного с вывозом капи­тала, на широкие массы налогоплательщиков.

Государственно-монополистические формы вывоза капитала первоначально распространились в сфере международного кре­дита во время Первой мировой войны. Все крупные внешние займы, предоставленные в то время, были государственными. Так, из 13 млрд долл. кредитов, полученных в 1914—1922 гг. от США другими странами, 10 млрд представляли собой прави­тельственные займы.

С 1921 г. все сколько-нибудь крупные мероприятия по вы­возу ссудного капитала из США могли осуществляться лишь с санкции государственного департамента. Размещение много­численных займов в США в 20-х гг. находилось под прямым контролем олигархии, действовавшей через государственный аппарат. Крупнейшие американские займы Германии по пла­нам Дауэса и Юнга осуществлялись при непосредственном ши­роком использовании государственного аппарата США.

Вывоз капитала из Англии и других капиталистических стран также с самого начала по существу контролировался крупнейшими финансовыми группами непосредственно через государство. С 1919 г. в Англии, с 1928 г. во Франции и в ряде других стран действовали системы правительственных «гаран­тий экспортных кредитов», вызванные к жизни обострением проблемы рынков и крайней неустойчивостью экономического и политического положения в капиталистических странах.

Долговой кризис начала 30-х гг. охватил и сферу межгосу­дарственного кредита. Подавляющая часть правительственных займов, выданных в период Первой мировой войны, осталась непогашенной. Вследствие этого размеры межгосударственного кредитования резко сократились. Однако в то же время шло дальнейшее развитие государственно-монополистических форм вывоза капитала. В 1934 г. в США был создан Экпортно-Импортный банк, который при отсутствии частного кредитова­ния был важным орудием осуществления экспорта американ­ского ссудного капитала. Тогда же правительственная Реконст­руктивная финансовая корпорация США наряду с деятельно­стью внутри страны стала предоставлять внешние кредиты. Го­сударственный департамент США использовался американски­ми компаниями для получения нефтяных и иных концессий за границей. Усилились государственно-монополистические тен­денции в вывозе капитала в других капиталистических стран.

Однако до Второй мировой войны, и в особенности в 20-х гг., непосредственными внешними кредиторами в основном были частные банки и монополии. Вывоз ссудного капитала, не говоря о промышленном, осуществлялся главным образом в форме частных кредитов, хотя и при широком использовании государственного аппарата.

После Второй мировой войны государственно-монополис­тические формы стали преобладающими в вывозе ссудного ка­питала. Главной формой долгосрочных займов стали займы, предоставляемые отдельными правительствами, специальными государственными кредитными учреждениями и межгосударст­венными банковскими учреждениями. Таким образом, государ­ственно-монополистический капитализм в области вывоза ка­питала поднялся на новую качественную ступень.

Наибольшего развития эта тенденция получила в США. С июля 1945 г. до конца 1960 г. общая сумма американских внешних государственных кредитов составила 17,1 млрд долл., из них около 6,7 млрд долл. было предоставлено Экспортно-Импортным банком, 2,8 млрд — Администрацией помощи за­рубежным государствам, почти 4,5 млрд шло непосредственно из государственного бюджета (главным образом в первые по­слевоенные годы). Кроме того, свыше 2,8 млрд долл. было пре­доставлено за счет американского государства через Междуна­родный банк реконструкции и развития. В конце 1960 г. долго­срочные государственные вложения ссудного капитала США за границей составили 18,2 млрд долл., тогда как аналогичные ча­стные инвестиции не превышали 2 млрд.

Главным государственным банком, занимающимся внеш­ним кредитованием в США, является Экспортно-Импортный банк. После Второй мировой войны этот банк из второстепен­ного учреждения превратился в важнейшее финансовое пред­приятие, используемое американскими компаниями в целях экспансии. В 1945 г. максимальный лимит средств, которые он мог использовать, был увеличен с 700 млн долл. до 3,5 млрд, а впоследствии — до 7 млрд долл.             

Банк предоставлял кредиты на 7—11 лет с условием обяза­тельного использования для оплаты экспорта и импорта США. Основная часть послевоенных займов банка пошла на оплату американского экспорта машин и оборудования. Начиная с 1955 г. он выполняет и другие функции: кредитует иностран­ные фирмы, покупает их облигации, гарантирует платежи ино­странных заемщиков, получающих кредиты у частных амери­канских банков, участвует с частными банками в совместных кредитных акциях. Условия кредитных соглашений, заключае­мых банком с иностранными правительствами и фирмами, держатся в строгой тайне. Публикуются лишь самые общие сведения о сумме займа, сроках погашения и величине процен­та (составляющего 4,5—6% годовых). В 1945—1960 гг. банк вы­дал кредитов свыше чем на 9 млрд долл., из которых 3/4 — странам Западной Европы и Латинской Америки.

Американские займы, предоставляемые Управлением меж­дународного сотрудничества (и его предшественниками), также технически проводились через Экспортно-Импортный банк. Однако они имели свои особенности. Такие кредиты были со­ставной частью так называемой «помощи», их размеры, условия и целевое назначение определялись двусторонними соглаше­ниями между США и иностранными государствами. Они под­лежали действию специального законодательства и финансиро­вались за счет ассигнований, ежегодно утверждаемых конгрес­сом США.

В первые послевоенные годы преобладающее место занима­ли займы, которые США предоставляли отдельным странам Западной Европы на основании специальных международных соглашений. Такие займы финансировались за счет специаль­ных ассигнований и подлежали специальному утверждению конгрессом США. Здесь эта форма отошла на задний план.

Американские монополии использовали в своих интересах и созданный по Бреттон-Вудскому соглашению 1944 г. Междуна­родный банк реконструкции и развития. Первоначально участ­никами банка были около 30 государств, а к концу 1961 г. их число выросло до 72. Штаб-квартира банка находится в Вашингтоне, и подавляющее число его сотрудников составляют американские граждане. Преобладание США в этом межгосу­дарственном банке обеспечивается распределением голосов в его руководящих органах. Согласно уставу, голоса распределя­ются по странам в соответствии с вложенным капиталом. США, обладавшие наиболее крупным паем, тогда имели 29% всех голосов, что позволило им по существу контролировать дела этого учреждения. Банк выдавал своим участникам креди­ты из 5—6,5% годовых. Срок погашения кредитов, как правило, от 15 до 25 лет. Около 63% стоимости займов, предоставленных банком с 1947 г. (когда он начал активно функционировать), выдано для закупки товаров в США. В целях пополнения ре­сурсов банк в последние годы продает свои облигации на аме­риканском, лондонском и амстердамском рынках ценных бу­маг.

В 1956 г. была создана в качестве филиала Международного банка реконструкции и развития так называемая Международ­ная финансовая корпорация. Совместно с частными банками она предоставляла кредиты частным компаниям в области про­мышленности, покупала акции таких компаний и участвовала в их прибылях. Таким образом, корпорация сочетала вывоз как ссудного, так и функционирующего капитала.

Государственно-монополистические формы экспорта капи­тала получили развитие и в других западных странах, хотя и не в такой степени, как в США. В 1945—1960 гг. английские госу­дарственные инвестиции в зарубежных странах превышали 5,6 млрд долл. (свыше 1/4 всего капитала, вывезенного из Анг­лии). Отличительная особенность этих инвестиций заключалась в том, что они осуществлялись не только в виде ссудного, но и в форме функционирующего капитала (около 1,8 млрд долл.). В 1948 г. в Англии были созданы два правительственных учреж­дения — Корпорация по развитию колоний и Заморская про­довольственная корпорация, целью которых являлось форсиро­вание вывоза капитала в колониальные и зависимые страны. В 1953 г. была создана также Финансовая корпорация развития стран содружества, капитал которой на 45% состоял из средств государственного Банка Англии и на 55% — из вложений част­ных банков и страховых компаний. Основным направлением государственных инвестиций Англии в колониях была энерге­тика, сельское хозяйство, горнорудная промышленность, транспорт. Общая сумма государственных кредитов, направ­ленных Англией в свои колонии, составила в 1951—1960 гг. 2 млрд долл.

Аналогичные формы государственных капиталовложений применялись в послевоенные годы Францией и Бельгией. Со­зданный в Париже Центральный банк французских заморских территорий свои главные средства направлял в североафрикан­ские колонии Франции, причем 1/3 этих средств банк предос­тавлял в распоряжение частных французских компаний. В . 1956 г. была введена новая система, по которой за счет налого­вых изъятий создавался специальный фонд. Он предоставлял частным компаниям, вкладывавшим капиталы в колониях, среднесрочные и долгосрочные кредиты. В 1954—1959 гг. госу­дарственные кредиты Франции, направленные в ее колонии, составили 3,8 млрд долл. Доля государственных инвестиций в общем вывозе капитала из Франции в послевоенные годы со­ставляла 40—45%.

Государственный экспорт капитала из ФРГ, не имеющей колоний, носил иной характер. После 1953 г. Западная Герма­ния предоставляла другим странам долгосрочные кредиты на основе двусторонних соглашений. Целевые назначения таких кредитов — оплата экспорта промышленных товаров западно­германских фирм. Общая сумма этих займов превысила 1 млрд долл. В области вывоза функционирующего капитала из ФРГ государственно-монополистические формы в то время не полу­чили развития.

Широкое распространение имеет в главных западных стра­нах система государственной гарантии экспортных кредитов. Суть ее заключается в том, что правительство обязуется возме­щать частным банкам и фирмам своей страны часть задолжен­ности иностранного заемщика, остающейся не погашенной в срок вследствие его банкротства или политических причин (национализация предприятий, наложение секвестра, введение валютных ограничений и т.д.). Как правило, гарантируется возмещение 70—90% непогашенных сумм.

Гарантированием экспортных кредитов занимаются специ­альные учреждения. В США эту функцию выполняет Экспорт­но-Импортный банк. В Англии существует Департамент гаран­тий экспортных кредитов. Максимальный лимит его операций превышает 1 млрд ф. ст. Гарантии, выданные департаментом, охватывают около 20% стоимости английского экспорта. В ФРГ этой деятельностью занимаются два учреждения — общество «Гермес» и государственная акционерная компания «Дейче ревизион унд трейханд». Максимальный лимит их операций — 12 млрд марок. Во Франции аналогичную функцию выполняет «Компани франсэз д'асюранс пур ле комерс экстерьер», в Ита­лии — «Институто национале делле асику рационе», в Бельгии — «Офис насьональ дю круар». Такие же организации имеются в Канаде, Голландии и ряде других стран.

Военно-политический характер так называемый «помощи». Кризис международного капиталистического кредита и рост государственно-монополистического капитализма способство­вали в годы Второй мировой войны, и особенно после ее окон­чания, широкому использованию так называемых «безвозврат­ных субсидий», или «даров», получивших наибольшее распро­странение в экономической экспансии США.

Главное отличие «безвозвратных субсидий» от классических форм вывоза ссудного капитала заключается в том, что в пер­вом случае не предусматриваются ни выплата процентов, ни погашение предоставленных средств. На этом основании за­падные экономисты не считают «безвозвратные субсидии» формой экспорта капитала и трактуют их как «бескорыстную помощь» со стороны капиталистических стран, и прежде всего США.

Между тем как по своему происхождению, так и по сущест­ву «безвозвратные субсидии» являются формой международной зависимости, появившейся на базе вывоза капитала и заме­няющей в настоящее время обычные капиталистические займы. Условия, на которых предоставляются такие «дары», как пра­вило, еще более тяжелые для получателей этой «помощи», чем прежние займы с их ростовщическими процентами. Кроме того, они имеют ярко выраженный военно-политический характер.

«Безвозвратные субсидии» впервые появились в годы Вто­рой мировой войны, когда в США была принята программа ленд-лиза. В 1941 г. американский конгресс утвердил закон «О передаче вооружения взаймы или в аренду». В нем предусмат­ривалось предоставление США своим союзникам вооружения и других товаров без оплаты наличными и без процентов, но с последующим возвратом тех товаров, которые останутся неис­пользованными после окончания войны. Несмотря на кажу­щуюся льготность и необременительность ленд-лиза для его получателей, он сопровождался такими условиями, которые облегчали американским компаниям захват рынков других ка­питалистических стран и установление контроля над их эконо­микой и финансами. Получатели ленд-лиза, за исключением Советского Союза, который не пошел на такие кабальные ус­ловия, должны были представлять американскому правительст­ву подробные отчеты об использовании американских товаров, допускать контролеров из США к документации о развитии своей промышленности, финансов. Кроме того, они брали на себя обязательства проводить в послевоенные годы такую внешнеторговую политику, которая бы не препятствовала им­порту товаров из США. После окончания войны большинство таких стран было вынуждено согласиться на одностороннее снижение своих ввозных пошлин на американские товары.

Капиталистические страны получили по ленд-лизу товаров на 30 млрд долл. В обмен они вынуждены были предоставить США в порядке так называемого «встречного ленд-лиза» свы­ше 17 млрд долл., а после окончания войны по специальным соглашениям обязались заплатить дополнительно крупные суммы (например, Англия — 650 млн долл.), закупить амери­канские «излишки» вооружения и т.д., хотя во время принятия закона о ленд-лизе американская материальная помощь союз­никам рассматривалась как компенсация за их жертвы и поте­ри, связанные с ведением войны.

США пошли на предоставление «безвозвратных субсидий», отказавшись от применявшейся в годы Первой мировой войны системы государственных займов, по следующим причинам. Во-первых, американское правительство не решалось повто­рить опыт, приведший к глубокому кризису всего международ­ного кредита. Во-вторых, уже в первые годы новой мировой войны стало ясно, что валютные резервы союзников, в том числе Англии, были на исходе (до 1941 г. США предоставляли Англии и другим воюющим странам займы на обычных услови­ях и поставляли вооружение за наличные, что привело к быст­рому иссяканию их валютных ресурсов). И наконец, в ленд-лизе американский капитал нашел новый выгодный для них способ осуществления экономической и политической, экспансии.

В послевоенные годы программа «безвозвратных субсидий» была возрождена лишь в 1948 г. после того, как своими займами США немало содействовали обострению валютного кризиса в странах-должниках. С апреля 1948 г. стал действовать так на­зываемый «план Маршалла». Официальная цель этого «плана» состояла в «помощи» экономическому восстановлению Европы. Действительная же цель заключалась в том, чтобы поставить Западную Европу в экономическую и политическую зависи­мость от американского империализма. За четыре года (1948—1951 гг.) страдам Западной Европы было предоставлено около 11 млрд долл. Это так называемая «помощь» за наличные пре­доставлялась в виде обычных кредитов (продажа американских товаров с оплатой не в долларах, а в местной, в то время необ­ратимой, валюте) и, наконец, в виде «даров».

Финансовые условия «даров» по «плану Маршалла» и до сих пор служат эталоном, по которому предоставляется американ­ская экономическая «помощь».

По программе «безвозвратных субсидий» американские то­вары или услуги предоставлялись без обязательства получаю­щего правительства возместить или вернуть их стоимость США. Распределение товаров осуществлялось правительством той или иной страны по указанию и под контролем местного отделения американской администрации «помощи». Правительства не могли распоряжаться по своему усмотрению выручкой от про­дажи этих товаров и должны были зачислять ее на специаль­ный счет в центральном банке своей страны. Эти счета в мест­ной валюте получили название «эквивалентных счетов».

Собственностью американского правительства были 5% этих сумм, которые использовались для покрытия администра­тивных расходов миссий по «плану Маршалла», строительства американских посольских зданий, на закупку правительством США стратегического сырья и т.д.

Собственность данного правительства формально представ­ляли собой 95% «эквивалентных счетов», которые включались в государственный бюджет страны. Однако они могли быть ист­рачены только с согласия американской администрации «помо­щи». Эти средства использовались для предоставления субси­дий филиалам американских монополий в странах-должниках или их колониях, национальным монополиям, связанным с во­енным производством, разведкой сырьевых ресурсов и т.д. С помощью «эквивалентных счетов» американские монополии ограничивали самостоятельность стран Западной Европы в рас­ходовании средств собственного бюджета.

Кроме того, страны — получатели «помощи» по специаль­ным двусторонним соглашениям с США брали на себя допол­нительные обязательства. Они должны были ежемесячно пред­ставлять администрации «плана Маршалла» отчеты об операци­ях по реализации американской «помощи». Экономические планы следовало доводить до сведения созданной под эгидой США Организации европейского экономического сотрудниче­ства и получать там одобрение. Правительства обязаны были давать американским властям подробную информацию о про­изводстве, платежном и торговом балансах, золотовалютных ресурсах своих стран и другие важные сведения. Они соглаша­лись полностью выполнять требования американского законо­дательства, включая будущее законодательство, касающееся «помощи». Страны, принимавшие «помощь» США, обязыва­лись не торговать с другими странами, если это «вредит торго­вым интересам США», что означало подрыв самостоятельности в области внешнеторговой политики.

Американский частный капитал получал свободный доступ в страны Западной Европы. Правительства соглашались оказы­вать «достаточное покровительство всем американским гражда­нам, любой американской компании, обществу, ассоциации, созданным по американским законам», которые пожелали бы обосноваться в данной стране. Американским компаниям обес­печивался «равный» с национальными компаниями доступ к эксплуатации ресурсов данной страны. Им гарантировалась не­прикосновенность капиталов и прибылей, а также свободная обратимость их в доллары по официальным курсам. Страны обязывались также снизить ввозные пошлины на американские товары, распространив эти льготы на Западную Германию и Японию на началах «наибольшего взаимного благоприятство­вания».

Таким образом, так называемая «безвозвратность» амери­канской «помощи» более чем на 100% перекрывалась прямыми и косвенными материальными выгодами для американских компаний, а также ущемлением суверенитета иностранных го­сударств в пользу США.

С начала 50-х гг. «безвозвратные субсидии» США, кроме стран Западной Европы, были распространены и на другие го­сударства капиталистического мира. В отношениях с экономи­чески слаборазвитыми странами они получили наименование технической «помощи». Условия этих субсидий строились по рассмотренному выше образцу, однако со временем в них были внесены некоторые изменения. Часть «эквивалентных фондов», находившаяся в собственности правительства США, была, уве­личена до 10%. Но поскольку многие страны не желали при­нимать американскую «помощь» на таких кабальных условиях, некоторые положения «двусторонних соглашений», наиболее явно ущемлявшие суверенитет стран-получателей, были отме­нены. «Безвозвратные субсидии» стали более скрытой, более замаскированной формой международной зависимости, но суть их не изменилась.

Всего за послевоенный период (июнь 1945 — конец 1960 г.) США предоставили другим странам экономическую «помощь» в форме «даров» на общую сумму 38,7 млрд долл. Из этой сум­мы на страны Западной Европы приходится 53%, страны Ближнего Востока — 9, страны Африки — меньше 0,5, страны Южной Азии — 2, страны Дальнего Востока — 26, страны Ла­тинской Америки — 2%. Наибольшую сумму в виде «даров» — 60% получили такие страны, как Англия, Франция, ФРГ, Ита­лия, Южная Корея, Южный Вьетнам, Тайвань.

В то же время «безвозвратные субсидии» в порядке эконо­мической и технической «помощи» политически независимым слаборазвитым странам составили всего около 1 млрд долл., т.е. менее 3% от общей суммы. Это лишний раз доказывало, что при выдаче «даров» США руководствовались исключительно интересами своей экономической и политической экспансии.

Интенсивное использование вывоза капитала как важнейшего орудия внешнеэкономической политики. Вывоз капитала все более превращается в непосредственный придаток внешнеэкономи­ческой политики. Этому способствует распространение госу­дарственно-монополистических форм вывоза капитала, кото­рые позволяют олигархии поставить под свой контроль это важнейшее орудие экспансии и расширить его применение с конкретными внешнеполитическими целями.

Каждый акт той или иной западной державы в области экс­порта капитала следует рассматривать по двум позициям: 1) получение экономических выгод; 2) получение военно-политических выгод. Эти две цели, как правило, тесно связаны между собой. Наиболее ярко это проявилось в вывозе капитала из США сразу же после окончания Второй мировой войны. В зарубежной литературе такое явление получило название «долларовой дипломатии».

«Долларовая дипломатия» имеет две наиболее характерные черты: 1) предоставление широкой военной «помощи» как средство сколачивания агрессивных блоков; 2) использование займов и кредитов в целях политического и экономического давления на все капиталистические страны, как крупные, так и более слабые.

Военная «помощь» США иностранным государствам стала оказываться в значительных масштабах со времени войны в Корее (1950 — 1953 гг.). Так же, как усиленная гонка вооруже­ний стала с тех пор постоянным спутником капиталистической экономики, предоставление вооружения в порядке «даров» превратилось в неотъемлемый атрибут американской внешней политики. Военная «помощь» осуществлялась по линии НАТО и других блоков.

Военная «помощь» предоставляется в виде «безвозвратных субсидий» на закупку готового военного оборудования, снаря­жения и других товаров непосредственно для нужд вооружен­ных сил, а также на покрытие затрат по техническому и воен­ному обучению иностранных армий американскими инструкто­рами. В отличие от экономических «даров», военная «помощь» не сопряжена с созданием эквивалентных фондов в местной валюте. Однако она включается в военные бюджеты соответст­вующих стран, которые таким образом оказываются в извест­ной степени подконтрольными американскому правительству.

Деление американской «помощи» на военную и экономиче­скую в значительной мере носит условный характер. В ряде случаев военная «помощь» оказывается мощным стимулом ук­репления общего промышленного потенциала страны, которой она предоставляется. В таком благоприятном положении оказа­лись, например, ФРГ и Япония, поскольку эти две страны в течение ряда лет были фактически избавлены от бремени соб­ственных военных расходов. В результате они смогли бросить все ресурсы государственного бюджета на капиталовложения в ключевые отрасли своей экономики, обновить их производст­венный аппарат, реорганизовать производство на современной основе. Этому способствовали и субсидии западногерманским и японским промышленникам, выдаваемые из эквивалентных фондов, образованных в соответствии с условиями экономиче­ской «помощи».

Однако для большинства стран военная «помощь» США все же была дополнительным бременем, так как она предоставля­лась лишь при том условии, что сами эти страны из своих средств выделяли еще большие суммы на гонку вооружений.

Вместе с тем экономические «дары» нередко имели прямую военную направленность. На эти средства в США закупалось оборудование и сырье для военной промышленности; Эквива­лентные фонды, образуемые от поставок оборудования, сырья, потребительских товаров, нередко также ассигновались на во­енные цели.

Военная «помощь» США была исключительно выгодна крупнейшим американским военно-промышленным концер­нам, так как гарантировала им широкий внешний рынок сбыта вооружения (до 10% их общих продаж).

В послевоенные годы американские кредиты и субсидии стали важнейшим средством политического и экономического давления на другие капиталистические страны. Эта сторона «долларовой дипломатии» стала очевидна сразу же после окон­чания Второй мировой войны.

Новая характерная особенность заключалась в том, что Ва­шингтон стремился осуществлять этот курс своей внешней по­литики не только по отношению к слабым, зависимым стра­нам, как это было раньше, но и по отношению к ведущим за­падным государствам. «Классическими» примерами являются американские займы Англии и Франции. В последующие годы, когда географические рамки экономической «помощи» США раздвинулись, она оказывалась почти исключительно при усло­вии вступления стран-получателей в военные блоки. Эта поли­тика имела лишь частичный успех.

В военные блоки вступили только такие страны, как Фи­липпины, Таиланд, Иран, Турция. Принятие ими военной «помощи» США способствовало обострению международной напряженности на Ближнем и Дальнем Востоке, в Юго-Восточной Азии. Попытка американского капитала в 50-х гг. посредством «долларовой дипломатии» втянуть в военные группировки подавляющую часть экономически слаборазвитых стран, в частности, Индию, Индонезию, Египет, Бирму, Цей­лон, закончилась провалом.

В 1957 г. американское правительство выдвинуло так назы­ваемую «доктрину Эйзенхауэра», согласно которой оно согла­шалось предоставить кредиты и субсидии странам Ближнего Востока в обмен на особые льготы американским монополиям в экономике этого района. Большинство ближневосточных стран отказалось от подобной «помощи».

Таким образом, «долларовая дипломатия» США имела успех не везде

Усиление неравномерности вывоза капитала. Сужение сферы международной эксплуатации и рост государственно-монопо­листического капитализма усилили неравномерность вывоза капитала, обострили межимпериалистическое соперничество за сферы его приложения. На современном этапе конкурентная борьба между ведущими капиталистическими державами про­исходит на сузившейся арене — в условиях абсолютного со­кращения размеров территории капиталистического мира, а также прогрессирующего отпадения от него огромных террито­рий бывших колоний и полуколоний. Острота соперничества увеличивается еще и потому, что непосредственными против­никами в борьбе за сферы приложения капитала выступают уже не только отдельные монополистические группы и банки, но и сами государства, которые представляют в распоряжение фи­нансовой олигархии колоссальные экономические ресурсы.

Соотношение сил в борьбе за сферы вывоза капитала, включая частные и государственные вложения, характеризуется следующими данными (табл. 1).

Таблица 1

Иностранные инвестиции ведущих капиталистических стран в 1914—1960 гг., млрд долл. (на начало года)

Страны

1914 г.

1930 г.

1938 г.

1944 г.

1960 г.

Англия

17,0

19,0

22,0

13,0

23,0

Франция

12,0

7,0

4,0

1,5

8,0

ФРГ

9,0*

1,0*

1,8*

2,5

США

3,0

30,0

11,5

16,1

71,4

Другие страны

5,0

10,0

9,5

6,5

12,0

Итого

46,0

67,0

48,8

37,0

116,9

* Вся Германия.

Данные таблицы дают четкое представление о борьбе капи­талистических держав на международной арене за завоевание и передел сфер приложения капитала.                

К началу Первой мировой войны на международном рынке капиталов господствовали Англия и Франция. Английский ка­питал был основным источником промышленных инвестиций в странах Британской империи, в Северной и Южной Америке, а лондонские банки — главными кредиторами международной торговли. Франция также имела свои промышленные вложения за границей, но в основном обладала преимуществом перед другими странами как кредитор европейских государств. Со­единенные Штаты находились на положении государства-заемщика. В 1913—1914 гг. сумма внешних займов, размещен­ных в США, составила 44 млн долл., т.е. в 15 раз меньше, чем во Франции, и в 17,5 раза меньше, чем в Англии.

Частные заграничные инвестиции США в то время состав­ляли всего 3 млрд долл., или были в 4 раза меньше Франции, в 3 раза меньше Германии, в 5,5 раза меньше Англии. В 1913 г. США были должны иностранным государствам значительную сумму, перекрывавшую объем их собственных капиталовложе­ний за границей.

Однако после Первой мировой войны центр финансовой экспансии капиталистического мира переместился в США. В годы войны гигантски возросли прибыли и капиталы амери­канских монополий и банков. В то же время капиталистиче­ские страны Европы, оказавшиеся в менее выгодном положе­нии и испытавшие на себе непосредственное разрушительное влияние войны, значительно ослабли и вынуждены были обра­титься за займами к США.

Иностранная задолженность США была погашена на сумму около 6 млрд долл. Сами США предоставили другим странам в 1914—1922 гг. правительственных и частных займов на сумму 14 млрд долл.

США превратились из государства-заемщика, каким оно было до Первой мировой войны, в крупнейшего кредитора всего капиталистического мира.

После окончания войны американские монополии и банки развернули еще большую экспансию. Сумма частных загранич­ных инвестиций США выросла до 6,5 млрд .долл. в 1919 г. и до 17 млрд долл. — в 1929 г. Государственные инвестиции в конце 1930 г. достигли 13 млрд долл. Основная масса международных займов размещалась уже не на рынке капиталов Западной Ев­ропы, в США.

В 1920—1923 гг. США вышли на первое место по сумме внешних эмиссий, обогнав Англию и превысив сумму внешних эмиссий Франции в 7 раз. В 1924—1929 гг. внешние эмиссии США уже были больше эмиссий Англии в 2 раза, а Франции — в 14 раз.

Темпы вывоза капитала из США в 20-х гг. возрастали, а из Англии и особенно Франции резко сокращались.

За 1913—1930 гг. Англия сумела увеличить свои заграничные капиталовложения всего с 17 млрд до 19 млрд долл. Капиталы Франции, помещенные за границей, за то же время сократи­лись с 12 млрд до 7 млрд долл., Германии — с 9 млрд до 1 млрд долл.

Однако позиции США как главной капиталоэкспортирующей страны оказались непрочными.

В 30-х гг. империалистические противоречия в области вы­воза капитала еще более обострились. Под влиянием усилив­шейся борьбы за сферы вывоза капитала, протекавшей в усло­виях двух сильных экономических кризисов и длительной де­прессии, США были снова вытеснены с первого места. К 1938 г. сумма заграничных долгосрочных инвестиций Англии достигла 22 млрд долл., а США — упала до 11,5 млрд долл.

В результате за короткий период — всего за четверть века — сначала произошло быстрое выдвижение США на первый план как основной страны, вывозящей капитал, и столь же быстрое оттеснение на второй план. Такого резкого проявления за ко­роткий срок неравномерности вывоза капитала история раньше не знала.

Вторая мировая война еще более усилила неравномерность вывоза капитала. В годы войны все главные капиталистические страны, воевавшие против Германии и Японии, оказались в зависимости от кредитов и поставок США. В отличие от Пер­вой мировой войны, когда кредиторами на международной арене наряду с США выступали Англия, Франция и некоторые другие страны, в годы Второй мировой войны единственным крупным кредитором оказались США. Разгром германского и японского империализма в этой войне еще больше усилил роль США как главного финансового эксплуататора всего капитали­стического мира. К тому же в годы войны значительная часть иностранных капиталовложений Англии, Франции и других империалистических стран была ими либо потеряна, либо про­дана.

К 1945 г. иностранные капиталовложения США, не считая 40 млрд долл., предоставленных по ленд-лизу, составили почти 16 млрд долл., тогда как английские капиталовложения в том же году не превышали 13 млрд. США снова вышли на первое место по вывозу капитала.

В годы войны создались объективные возможности для дальнейшего значительного возрастания экспорта капитала из США. Вследствие колоссальных разрушений, вызванных вой­ной, в капиталистическом мире существовала огромная по­требность в средствах на восстановление производительных сил. Ни одно из крупных капиталистических государств, кроме США, не было в состоянии предоставить эти средства. Англия, Франция, Западная Германия, Япония не только не могли в первые послевоенные годы развернуть экспорт капитала, но и сами нуждались в финансовой помощи из-за границы.

Между тем в США относительный «избыток» капитала в ре­зультате войны значительно увеличился. За 1941—1949 гг. об­щая сумма прибылей американских монополий достигла 225 млрд долл., тогда как за те же годы общий вывоз капитала из США (включая ленд-лиз, «безвозвратные субсидии» по «плану Маршалла» и т.д.) составил около 80 млрд долл. Вслед­ствие роста государственно-монополистического капитализма на службу экспорта капитала из США были поставлены ресур­сы многомиллионного бюджета федерального правительства. Все это обеспечило быстрое превращение Соединенных Шта­тов в главного международного кредитора капиталистического мира.

Размеры послевоенного вывоза капитала из США видны из следующих данных (табл. 2).

Таблица 2

Заграничные инвестиции США в 1940—1960 гг., млрд долл, (на начало года)

Инвестиции

1940 г.

1950 г.

1960 г.

Частные

В том числе:

прямые

портфельные

краткосрочные

Государственные

12,2

 

7,3

4,0

0,9

0,1

19,0

 

11,8

5,7

1,5

13,8

50,3

 

32,7

12,7

4,9

21,1

Итого

12,3

32,8

71,4

 

Намного увеличился вывоз государственного ссудного капи­тала из США, выросли и их краткосрочные активы за грани­цей. Но главный прирост заграничных инвестиций приходился на долю частного функционирующего капитала. Несмотря на то что в послевоенное десятилетие несколько возрос удельный вес портфельных вложений, основным орудием экспансии аме­риканских монополий оставались прямые инвестиции, позво­лявшие наиболее эффективным образом внедряться в эконо­мику других стран и получать наибольшие прибыли.

Свыше 60% новых прямых инвестиций, произведенных американскими монополиями в послевоенный период, прихо­дились на долю стран Западного полушария, причем свыше 1/3 — на Канаду. Это закономерно, так как именно в этом районе, по крайней мере в послевоенное время, монополии США чув­ствовали себя в относительной безопасности. Значительная часть новых инвестиций была направлена также в Западную Европу (около 20%). В странах Азии, Америки и Океании на­блюдался наибольший относительный рост американских пря­мых инвестиций (более чем в 6 раз), однако в абсолютных цифрах они были здесь меньше, чем в других районах. Круп­ные капиталы были направлены в нефтяную промышленность Ближнего Востока, в рудодобывающую промышленность Аф­рики, в обрабатывающую промышленность Австралии и Япо­нии.

В отличие от США, официальная статистика этих стран не публиковала удовлетворительных сведений об их заграничных инвестициях. Так, официальная характеристика вложений Анг­лии дается в изданиях банка Англии, где они крайне занижены. Эти данные целиком составлены на основе оценки не реаль­ного, а фиктивного капитала, они исходят из номинальной стоимости ценных бумаг и не отражают их биржевого курса, который сейчас выше, чем был до Второй мировой войны. Кроме того, они основываются лишь на сведениях лондонской фондовой биржи, которая не учитывала всех операций по куп­ле-продаже иностранных ценных бумаг английскими монополиями в других странах. Данные по промышленным вложениям включают либо акции иностранных компаний, принадлежащие английским владельцам, либо акции английских компаний, действующих главным образом за границей. В изданиях Банка Англии исключены данные относительно тех компаний, кото­рые имеют предприятия и в Англии и в других странах. Между тем к таким компаниям принадлежит значительная часть круп­нейших английских монополий, являющихся экспортерами ка­питала.

Даже английские буржуазные экономисты признают непол­ноценность этой статистики. Частные оценки заграничных ин­вестиций Англии, сделанные ими, превышают официальные данные в 2—3 раза (см. табл. 3).

Таблица 3

Иностранные инвестиции Англии в 1938— 1960 гг., млрд долл. (на конец года)

Инвестиции

1938 г.

1944 г.

1955 г.

1960 г.

Частные

22,0

13,0

13,3

16,9

Государственные

5,1

6,1

Итого

22,0

13,0

18,4

23,0

 

Резкое сокращение заграничных вложений Англии, начав­шееся в годы Второй мировой войны, продолжалось вплоть до 1949 г. С 1938 по 1948 г. они упали на 45%. Реализация англий­ских иностранных инвестиций была вызвана обострением кри­зиса платежного баланса Англии, ее огромными военными рас­ходами во время Второй мировой войны и в послевоенные го­ды. Резкое сокращение золотовалютных резервов Англии заста­вило ее расплачиваться по задолженности другим странам своими иностранными инвестициями. Однако основная часть сокращения английских частных инвестиций пришлась на об­лигации, т.е. менее доходные и не дающие права голоса цен­ные бумаги. Английские монополии старались продавать вло­жения прежде всего в странах, не входящих в Британскую им­перию, с тем чтобы сохранить основные позиции в своих коло­ниях и доминионах. Из общего сокращения вложений в акции на долю Британской империи пришлось лишь 19%.

С 1949 г. экспорт капитала из Англии возобновился. Еже­годный прирост английских государственных и частных инве­стиций составлял около 900 млн долл. Государственный капи­тал направлялся преимущественно в колонии.

Географическое распределение частного вывоза капитала было следующим: на США, Канаду и европейские капитали­стические страны приходилось около 25% вложений, Латин­скую Америку — 10, британские колонии — 15, доминионы, исключая Канаду, — около 40%. Всего на страны Британского содружества наций приходилось по-прежнему свыше 2/3 част­ных инвестиций Англии.

Статистика вывоза капитала из Франции отличается еще большей неопределенностью, чем английская. По более или менее реалистическим оценкам, государственные вложения Франции за границей составляют минимум 3,8 млрд долл., ча­стные инвестиции — свыше 4 млрд. Больше половины этих вложений приходится на долю бывших французских колоний, до 20% — на долю других стран Азии и Африки.

Экспорт капитала из ФРГ возобновился лишь с 50-х гг., и абсолютные размеры его были невелики. Государственные вло­жения Западной Германии за границей достигли 1,1 млрд долл., частные — 1,4 млрд долл. Западногерманская статистика регулярно публикует данные о прямых заграничных инвестици­ях ФРГ. За период с 1952 по 1960 гг. они составляли 2928 млн марок, или 732 млн долл. На долю Западной Европы приходит­ся почти 30% этой суммы, столько же — на страны Латинской Америки, около 20% — на Соединенные Штаты и Канаду, ос­тальное (менее 20%) — на страны Азии, Африки и Океании.

Значительно меньше вывозила капитал Япония, хотя и он в последние годы растет. По имеющимся данным (на конец мар­та 1959 г.), японские заграничные инвестиции составили 132 млн долл. Лишь 8 млн долл. из них приходились на прямые вложения, 68 млн — на портфельные инвестиции, 56 млн — на кредиты. Подавляющая часть японских капиталов помещена в США и страны Латинской Америки.

Из вышеизложенного видно, что конкурентная борьба за сферы приложения капиталов в первые послевоенные годы бы­ла довольно острой. При этом следует иметь в виду, что ни за­падногерманские, ни японские монополии, успешно высту­пающие как торговые конкуренты других капиталистических стран, тогда еще не сказали своего последнего слова в области вывоза капитала. Поэтому до сих пор главная борьба шла между американскими монополиями, с одной стороны, и англий­скими и отчасти французскими — с другой. На стороне по­следних выступали также и их младшие партнеры — бельгийские и голландские монополии. Эта борьба проходит с переменным успехом.

В вывозе ссудного капитала США имеют бесспорное пре­имущество над своими конкурентами. Их превосходство оче­видно также в вывозе функционирующего капитала в страны Западного полушария. В Латинской Америке перед Второй ми­ровой войной американские инвестиции (3,7 млрд долл.) усту­пали английским (4,5 млрд долл.). Крупные вложения имели здесь и германские монополии. В годы Второй мировой войны германские вложения были секвестрированы, а английские — в значительной мере выкуплены латиноамериканскими странами (Аргентиной, Бразилией и др.). В первые послевоенные годы только прямые инвестиции США в этом районе достигли 9,3 млрд долл., тогда как английские сократились до 1,7 млрд, а западногерманские едва превышали 200 млн. Наибольшие вло­жения американского капитала имелись в Венесуэле (свыше 2,5 млрд долл.), а также в Бразилии, Мексике и Чили.

В Канаде американские монополии заняли первое место по вывозу капитала вскоре после окончания Второй мировой войны. В 1939 г. США имели здесь вложения на сумму 4,2 млрд долл., Англия — 2,5 млрд долл. В послевоенные годы доля вложений США выросла до 80% общей суммы иностранных инвестиций в этой стране. Американские монополии захватили главные по­зиции в экономике Канады. Они укрепили свое господство в добыче никеля, производстве алюминия. Стальные монополии США установили контроль над добычей железной руды в рай­онах близ Великих озер, а также в Лабрадоре. Захвачены разра­ботки титана в Квебеке. Американские компании вкладывают большие капиталы в нефтяную промышленность Канады, ко­торая в последние годы быстро растет, строят нефтеочисти­тельные заводы, нефтепроводы. Монополии США приобрели контрольный пакет акций крупнейшей лесопромышленной компании. Расширили свои капиталы канадские филиалы ав­томобильных, электротехнических и химических концернов США.

До Второй мировой войны значительная часть американ­ских капиталовложений в Канаде шла по линии портфельных инвестиций. Это объяснялось более сильными позициями Анг­лии, а также тем, что данные вложения производились не только крупнейшими, но также и средними компаниями. До настоящего времени в Канаде имеют вложения 2,2 тыс. амери­канских компаний. В послевоенные годы подавляющая часть новых вложений пришлась на наиболее крупные монополии. В конце 1960 г. прямые американские вложения в Канаде соста­вили 11,2 млрд долл., портфельные — 5,2 млрд долл.

Однако сопротивление английских монополий в послевоен­ные годы росло. Инвестиции Англии составляли около 1,7 млрд долл. Острая борьба разгорелась за господство в добыче нике­ля, в автомобильной промышленности и других отраслях ка­надской экономики. Под контролем английского капитала на­ходилась авиационная промышленность Канады.

Странами Западного полушария по существу и исчерпыва­ется превосходство США в вывозе функционирующего капита­ла. Несмотря на значительный рост американских инвестиций в Африке, Азии и Океании, они все еще существенно отставали от английских, а в раде стран — от французских и бельгийских.

Это отставание в наибольшей степени проявилось в странах Африки, которые до конца 50-х гг. были оплотом «старых» ко­лониальных империй. Американские прямые инвестиции в Аф­рике в конце 1960 г. были более чем в 4 раза меньше англий­ских и в 2,2 раза меньше французских. В Южно-Африканской Республике капитал США в 8 раз уступал английскому, а в Республике Конго — в 10 раз бельгийскому.

В первые послевоенные годы монополии США предприня­ли серьезное наступление на позиции английского капитала в Индии и Австралии. Однако в Индии, несмотря на увеличение американских вложений в несколько раз, монополиям США не удалось даже приблизиться к масштабам английских инвести­ций. На 31 декабря 1958 г. капиталовложения составляли: Анг­лии — 3980 млн рупий, США — 599 млн рупий, т.е. в 7 раз меньше. Английские капиталовложения в индийской экономи­ке продолжали расти быстрее американских. Монополии Анг­лии организовали в Индии новые филиалы в автомобильной и химической промышленности, в производстве текстильного оборудования, велосипедов и т.д.

В Австралии доля американского капитала в общих инве­стициях иностранных компаний составляла около 40%, доля английского — около 56%. Монополии США участвовали во многих предприятиях автомобильной, нефтеперегонной, железорудной и других отраслей австралийской промышленности. Между тем даже в этих отраслях преобладающие позиции по-прежнему занимают английские компании, которые тоже быст­ро увеличивают свои вложения.

На Ближнем Востоке английским монополиям пришлось серьезно потесниться под натиском американской экспансии. прямые инвестиции США в этом районе (почти исключительно вложения нефтяных компаний) достигли 1,1 млрд долл., не­сколько превысив вложения Англии. Однако в ряде стран Ближнего Востока американский капитал все еще уступал анг­лийскому и французскому. Так, в Ираке капиталы США были вдвое меньше английских и равны французским, в Кувейте — равны, в Иране — на 26% меньше английских, в Ливане — ус­тупали как французским, так и английским вложениям. Борьба за ближневосточную сферу вывоза капиталов все более обостряется.

Эволюция вывоза капитала, возникшая с середины 50-х гг., заключаются в следующем:

• коренным образом была подорвана прежняя монополия капиталистических держав в области международного кредита, научно-технической помощи, экспорта промышленного обору­дования;

• обретение политико-экономической независимости стран Азии, Африки и Латинской Америки сузил рынок инвестиций капиталистических стран в экономически слаборазвитых госу­дарствах и по-новому поставил проблему помощи этим госу­дарствам;

• вследствие дальнейшего сужения сферы международной зависимости происходил интенсивный рост вывоза капитала в промышленно развитые капиталистические страны, который сохраняется и сейчас;

• основные направления эволюции вывоза капитала пер­вых послевоенных десятилетий сохранились в 70—90-х гг., по­лучив дополнительный импульс от деятельности ТНК и ТНБ, а также многочисленных спекуляций на рынках капиталов;

• США, ведущие в вывозе капитала, оказались одновре­менно в роли кредитора и должника в 80—90-гг. Так, ино­странные активы в США превышают американские активы в Западной Европе и Японии;

• в конце 90-х гг. на динамику вывоза капитала наложил серьезный отпечаток азиатский финансовый кризис ... читать далее ...

Искать на сайте

Забавное фото

1311771857_pod_53.jpeg

Интересное

Яндекс.Метрика